20:59 

[Команда "А"] Одиночество

+Nea+
В шабашах и демонстрациях не участвую, оргии предпочитаю режиссировать (с)
Сорри за просроченный срок и оооочень притянутый вентиль >_____<

Название: Одиночество
Автор: +Nea+
Пейринг/Персонажи: Хирано Шо, Мукай Коджи
Рейтинг: G
Жанр: повседневность, немного ангста
Категория: джен
Примечания: ООС
Размер: мини (2 964 слова)
Саммари: Надо же, он совсем забыл, что не он один в этот раз пользуется правом «главной звезды» на персональный номер.
От автора: Небольшая фаннючная зарисовка-бэкстейдж к Хакатской Джаниве. Особенного сюжета здесь нет, зато много пасхалок. Очень много пасхалок. Вдохновлено прочитанными мной отрывками из интервью Шо и джейвебом Коджи.

Холодная вода приятно обожгла кожу, смывая часть усталости вместе с чужими взглядами, которые, как ему казалось, давно уже приросли к ней намертво, куда лучше любого, даже самого искусного макияжа. Несколько прядей, обрамлявших лицо, намокли и потяжелели, и он заправил их за уши, медленным, почти неохотным жестом, прежде чем вновь набрать воды в ладони. Сразу же после окончания выступления он принял душ, но почему-то до сих пор неприятные ощущения не уходили, и смыть их было куда сложнее, чем смесь из пота и грима с лица.

В номере было тихо, настолько тихо, что ему казалось, будто он просто оглох. Несмотря на то, что прошла уже неделя, это всё равно было непривычно и неприятно — оставаться совсем одному, в четырёх стенах тишины и холодного безразличия, прячущегося под маской вежливости и дружелюбия. Конечно, он и до этого прекрасно знал, что всё так, что «мир» джоннисов — это постоянная борьба за «место под солнцем», за выгодное место на сцене, перед камерами, за главным микрофоном. Но всё же раньше кто-то постоянно был рядом, кто-то, в кого было легко верить и с кем легко было говорить, и его это устраивало настолько, что игнорировать всё остальное, неприглядное, выходило само собой.

Раньше он не занимал ведущую роль в чём-то настолько серьёзном, если не считать, конечно, свой первый и единственный опыт съёмок в телевизионном сериале. Но теперь он был главной звездой, и почти каждый из прибывших сюда вместе с ним людей счёл необходимым регулярно напоминать ему об этом. В основном, конечно, это говорилось в шутку, вроде: «Ты же главная звезда, как ты можешь забыть движения прямо посреди танца?» или «Эй, оставьте последнюю бутылку с водой для главной звезды, ведь если он начнёт невовремя хрипеть во время пения, что мы будем делать?», но всё же ему было неприятно. Неприятно и неловко, ведь он не думал, что заслуживает эту самую «ведущую роль». Гораздо веселее быть в группе с кем-то, кто равен тебе и делит с тобой все тяготы и все радости, которые только можно получить от работы — вот что он всегда думал, но, к сожалению, у большинства джуниоров было совсем другое мнение. Может быть, они правы, а он сам — нет? Может, он и правда слишком глуп, как про него говорят?

Стук в дверь, сначала короткий, а потом более длительный и нетерпеливый, заставил Шо вздрогнуть и медленно выпрямиться. Уже почти наступила полночь, и в это время он совершенно точно не ждал никаких гостей. Машинально нахмурившись, как он всегда поступал в непонятных ситуациях, Шо потянулся за полотенцем, чтобы вытереть лицо, и отстранённо подумал, кто бы это мог быть. Киши-кун, которому понадобилось вновь пожаловаться на какую-нибудь выходку Генки и Джингуджи? Сладкая парочка, которым стало скучно вдвоём? Кто-нибудь из других токийских джуниоров с незначительной просьбой вроде «не одолжишь бальзам от ушибов?» или «не поможешь мне с репетицией танца, кажется, я делаю что-то неправильно»? Или менеджер, который привёз какую-нибудь забытую Шо в театре вещь и теперь снова будет ругать его за невнимательность?

На самом деле, Шо был бы рад любому из этих вариантов, потому что он означал только одно: то, что ему не придётся сидеть в этом треклятом номере в полном одиночестве. Так что он закрыл кран с водой, набросил ставшее влажным полотенце на голову и поспешил к двери, отмечая, что стук становится всё более нетерпеливым.

— Ты там уснуть успел? — Коджи оттеснил его плечом, стоило только Шо открыть дверь. Ничего не объясняя, он просто молча протиснулся в комнату, целеустремлённо пересёк её и плюхнулся на свободную кровать, закинув руки за голову и вытянув длинные смуглые ноги так, словно пришёл к себе домой, ни больше, ни меньше. Шо оставалось только сухо хмыкнуть и закрыть дверь.

— Я не спал, но собирался, сегодня устал как-то сильнее обычного, — ответил он и неловко переступил с ноги на ногу, не зная, как лучше вести себя с неожиданным гостем. — Что-то случилось, Джико?

Коджи теперь так звали все или почти все, не только в Агентстве, но даже и за его пределами, но Шо по-прежнему испытывал теплоту при мысли о том, что именно он придумал это прозвище для одного из самых близких своих друзей, собственно, когда-то и положившее начало их настоящему сближению. И даже сейчас, называя Коджи по привычке именно так, он надеялся, что и для того это тоже будет вызывать какие-то особенные чувства.

— Случилось? Да нет, — голос Коджи был чуточку равнодушным, и он смотрел в потолок, хотя в неярком свете включённой прикроватной лампы на его лице трудно было увидеть что-то ещё, помимо теней, делавших черты Коджи резче и глубже. — А мне нужна причина для того, чтобы заглянуть к старому другу?

В его голосе прозвучала обида, и Шо невольно сжался, опустив плечи и с трудом удержав самого себя от того, чтобы начать мямлить извинения, которые не были нужны никому.

— Нет, но… раньше ты не заходил, — он очень постарался, чтобы не выглядеть надувшимся ребёнком, и хорошо, что из-за слабого света и полотенца, которое по-прежнему было на его голове, Коджи также не мог видеть лица Шо. — Почему именно сегодня?

Коджи громко фыркнул, а потом потянулся так сильно, что Шо показалось, будто он услышал хруст чужих суставов.

— Потому, что не дождался чего-то подобного от тебя. У нас давно не было возможности много проводить времени друг с другом, и я рассчитывал, что у нас получится это наверстать. Но ты, кажется, то ли боишься нас всех, то ли настолько изменился в этом своём Токио, что больше не хочешь иметь с нами ничего общего.

Тон, которым Коджи произнёс это, был лёгким, небрежным и чуть ли не шутливым, но для Шо это прозвучало хуже любого прямого обвинения. Чувство вины, кисло-острое на вкус, защипало нёбо и глаза, и Шо прикусил губу, снимая полотенце с головы и стискивая его пальцами так крепко, словно это оно было повинно во всех его бедах. В номере повисла тишина, и это давило ещё сильнее, заставляло вину внутри Шо сворачиваться клубком, растущим с каждым утекающим мгновением.

А потом Коджи вздохнул так устало, словно только что сбросил со своих плеч тяжёлую ношу, и попросил, даже почти приказал:

— Сядь уже. Завтра нам нужна свежая и отдохнувшая главная звезда, а не тот, кто едва на ногах стоит.

Шо просто не мог не надуться в подобной ситуации, но всё же послушно побрёл ко второй кровати, на которой обычно спал, и присел на краешек, словно всерьёз готовился в любой момент вскочить на ноги и начать то ли оправдываться, то ли извиняться, то ли всё сразу. Коджи одобрительно кивнул ему и состроил рожицу, от которой Шо не мог не улыбнуться.

— Вот, другое дело. Мне ещё только твоего кислого вида не хватает, и так настроение дурацкое. Не знаю, как тебе, а мне ничуть не нравится жить в отдельных апартаментах. Пусто и слова сказать некому.

Шо мог только кивнуть в ответ. Надо же, он совсем забыл, что не он один в этот раз пользуется правом «главной звезды» на персональный номер: Учи-кун и Киши-кун тоже жили одни, и, как выяснилось, Коджи тоже. Последнее особенно удивляло, потому что расходы на кансайских джуниоров всегда были сведены до минимума, да и такой общительный человек, как Коджи, вряд ли изъявил бы желание остаться без компании. Но факт оставался фактом и, раз уж речь зашла об этом, почему бы не спросить, как так вышло?

— Я знаю, я тут сам от тоски умираю в одиночестве. Но почему тебя поселили в отдельном номере? Я думал, вы с Рютой-куном неразлучны.

Коджи рассмеялся так знакомо, что Шо на мгновение как будто снова перенёсся на три года назад, в точно такой же номер, только не полупустой, а полный их общих вещей и уютного беспорядка. Тогда Коджи смеялся точно так же, дразня ворчащего и пытающегося спрятать улыбку Тому, а Шо просто наблюдал за ними, хихикая в кулачок.

И отогнать это приятное наваждение оказалось не так-то просто. Шо, наверное, многое бы отдал за то, чтобы некоторые вещи вновь стали прежними, хоть и знал, что это невозможно.

— Не ожидал услышать такое от тебя, знаешь ли. Да, раньше мы с Рютой-куном останавливались в гостиницах вместе, но даже самые большие друзья порой устают друг от друга. К тому же, мы стали слишком сильно не сходиться в некоторых вопросах, поэтому… — он неопределённо помахал рукой в воздухе, а потом добавил: — На самом деле, я считал удачей то, что я в номере один. Но пока что я совсем не уверен, что смогу воспользоваться этой самой удачей. А что насчёт тебя? Не я один скучаю по кому-то, и не у меня одного в номере есть свободная кровать для того, чтобы пригласить кого-нибудь в гости.

Шо подтянул колени к груди, обхватив их руками и спрятав в них лицо. О да, он прекрасно понимал, что имел в виду Коджи, но почему-то его смущало говорить об этом так открыто и прямо сейчас. Словно он вновь вернулся в своё шестнадцатилетие, когда любая мысль о своих чувствах к одному определённому человеку заставляла его опускать глаза, глупо улыбаться и хихикать, как девчонка.

— Хэй, я не верю, что ты всерьёз стесняешься говорить со мной об этом спустя три года и при условии того, насколько я всегда был в курсе всего того, что у вас творится, — кажется, Коджи всерьёз развеселило его поведение, и Шо почувствовал, как о его плечо ударилось что-то мягкое, и, подняв голову, увидел, что это была подушка. Коджи уже не лежал, теперь он сидел, поджав ноги под себя, и смотрел на него с улыбкой. Шо не удержался и показал ему язык, а потом наклонился за подушкой и метнул её назад. Коджи легко поймал её и небрежно бросил на кровать рядом с собой. А потом продолжил всё тем же легкомысленным тоном: — Мы переписывались вчера, и я клятвенно обещал присматривать за тобой.

— Я уже не ребёнок, — недовольно пробурчал Шо и обнял колени покрепче. Ему всё ещё было неловко смотреть на Коджи, поэтому он уставился на лампу, разглядывая её светло-розовый абажур. — И за мной не нужно присматривать. Но знаешь, Джико… я на самом деле хочу, чтобы он приехал. И даже не из-за возможности остаться на ночь. Мне бы хотелось, чтобы он увидел меня на сцене, и… я даже не знаю, оценил, что ли. Не могу объяснить. Ты знаешь, что я в этом плох.

— Не так сильно, как считаешь, — Коджи улыбнулся ему так по-доброму, что у Шо само собой защипало в глаза. Ему пришлось проморгаться, чтобы слёзы отступили, неважно, что Коджи точно такая же плакса, как и он сам, а значит, понял бы. Просто в этот момент Шо не хотелось быть слабым, а даже напротив, он желал показать, что повзрослел, что научился быть более стойким. Хотя он подозревал, что ничего у него не выйдет. — И я понимаю тебя лучше, чем ты думаешь. Ты привык, что Тома наблюдает за тобой со стороны, оценивает тебя, указывает тебе на ошибки и хвалит за успехи, поэтому тебе до сих пор сложно привыкнуть к тому, что этого больше не будет. Но это твоё желание, оно не плохое, Шо. Ты и сам это знаешь. Мне вот тоже хочется, чтобы Дай-чан увидел меня.

— Он и так увидит, — Шо сам не знал, зачем напомнил об очевидном. Возможно, потому, что хотел сказать хоть что-нибудь. — В Осаке ведь Дайго будет с нами.

— Да, но это уже будет не то, — терпеливо, как глупому ребёнку, начал объяснять Коджи. Он откинулся назад, опираясь руками о постель, и запрокинул лицо к потолку, так, что Шо мог видеть родинки под его подбородком. — Там мы будем стоять на одной сцене, мы будем равными. А мне хочется, чтобы он посмотрел на меня глазами зрителя. Чтобы увидел, что не зря по-прежнему в меня верит. Знаешь, мне ведь действительно стыдно. За то, что я столько раз его разочаровывал. За то, что я сознательно позволял себе отставать, пока он упрямо шёл вперёд и добивался всего за нас двоих.

Шо невольно затаил дыхание, боясь сделать или сказать что-то не то. Коджи, при всей своей очевидной открытости и общительности, с трудом мог откровенно говорить о собственных чувствах или признавать свои ошибки. И если он первым заговорил об этом, значит, действительно хотел с кем-то поделиться. И нет, не с кем-то, а именно с ним, с Шо. Наверное, потому что всё ещё доверял. Или, может быть, потому что считал их похожими?

— Но теперь всё будет по-другому, — неожиданно твёрдо произнёс Коджи, заставив Шо вздрогнуть и выпустить колени, сев нормально. — Я пообещал, что буду стараться, чтобы ему больше не пришлось брать всё на себя. И я действительно хочу показать себя, чтобы все увидели, что я не хуже вас, токийских джуниоров.

—Эй! — Шо возмущённо подпрыгнул и ткнул в Коджи пальцем. — А чего это ты вот так сразу меня к ним отно…

Он замолк, когда понял, что именно начал говорить, а Коджи только рассмеялся, так громко, словно ему и в самом деле было весело. Шо даже захотелось просто встать, подойти и пнуть его, но вместо этого он просто в очередной раз надулся. Мигом почувствовав ностальгию по тем самым, безвозвратно ушедшим временам.

— Так и не привык до конца, да? — спросил Коджи совершенно серьёзно, отсмеявшись, и Шо кивнул. Теперь было легко говорить откровенно — потому, что откровенностью за откровенность. И потому, что любая неловкость, которая между ними была прежде, наконец достаточно отступила.

— Думал, что привык. Но иногда вспоминаю и начинаю… реагировать не так, как должен. Мне не хочется выбирать. Я бы хотел сохранить всё, — Шо помолчал и всё же закончил, совсем тихо: — Много деятельности, как у токийских джуниоров, но чтобы такие же тёплые отношения между всеми, как у вас. Возможность быть крутым, но при этом и веселиться тоже. Быть с моими токийскими друзьями и с вами.

Коджи пожал плечами, но Шо видел, что скрыто за этой небрежностью. За прошедший год в Коджи почти ничего не изменилось.

— У тебя есть эта возможность, — просто заявил он. — Прямо сейчас. И потом, во время осакских выступлений. Так что просто наслаждайся этим, Шо, и не грузись. О плохом ты всегда успеешь подумать.

— Ты прав, — Шо заставил себя выдавить улыбку и сглотнул снова подступающий к горлу горький комок. Ему действительно не хватало этого — кого-то старшего и опытного рядом, кого-то, кто поддержал бы и прикрыл, дал совет и просто по-человечески пожалел. Кого-то, кому он мог бы без стыда признаться в том, что устал быть впереди, быть опорой для остальных, младших. И в том, что ему страшно оступиться, не справиться, раз и навсегда потерять шанс, причём не только для себя.

— Эй, главная звезда, ну ты чего совсем расклеился, а? — Коджи улыбался, но Шо видел по глазам, что не одному ему сейчас грустно. Хотя, кажется, и не ему одному полегчало от этого разговора. — Думаешь, Джонни-сан выбрал бы тебя, если б думал, что не справишься? Выше нос, ты имеешь полное право гордиться собой. Тебе не за что себя винить, хотя не могу сказать, что мы тебе не завидуем. И вообще, я пришёл поболтать о чём-нибудь весёлом, как вышло так, что мы с тобой вот-вот начнём затапливать эту гостиницу слезами?

— Понятия не имею, — фыркнул Шо и прикрыл рукой зевок, снова почувствовав накатывающую на него усталость. — Наверное, уже пора спать, завтра с утра у нас очередной прогон перед дневным выступлением…

— Лучше не напоминай, — Коджи достал из кармана телефон, мельком глянул на экран и тут же скривился. — Пожалуй, о том, что завтра мы встанем выспавшиеся, можно уже забыть.

Шо кивнул, но они оба не сдвинулись с места, продолжая сидеть и смотреть друг на друга. Потому, что в некоторых вещах они и правда были слишком похожи.

— Что, боишься возвращаться к себе, потому что начнёшь посреди ночи лунатить в поисках кого-то, кого можно обнять? — хихикнул Шо наконец. — Хочешь остаться у меня?

— А можно? — Коджи радостно встрепенулся, но его ухмылка была очень вредной. — Тебе одиноко, мне одиноко, можем поспать вместе, думаю, наши трудолюбивые партнёры нас за такое помилуют. Я давно думаю, что нам пора заново сократить расстояние между нами, Шо-чан!

— В последнее время ты так стремишься сокращать расстояние до всех, Джико, что так и хочется сказать: таким способом ты не сократишь себе расстояние до Дайго, — Шо показал ему язык и шутливо добавил: — Но я могу одолжить тебе одну из своих дакимакур. Ты даже можешь звать её Дай-чаном.

— Нет уж, спасибо, — фыркнул Коджи с видом оскорблённого в лучших чувствах человека и даже сложил руки на груди. — Мой Дай-чан куда симпатичнее твоих подушек!

— Ну вот, — Шо грустно вздохнул и нахмурился. — Тебе не нравятся мои друзья!

Они засмеялись оба, и только после этого Коджи поднялся. Шо тоже встал, не зная, зачем — возможно, закрыть за гостем дверь — но вместо того, чтобы сразу уйти, Коджи вдруг положил ладонь ему на макушку и взъерошил волосы таким привычным и таким родным жестом, что Шо просто не выдержал. Он почувствовал, как дрожат его губы, и опустил голову, чтобы скрыть это, но Коджи знал его слишком давно, так что не помогло. Он вздохнул и приобнял Шо за плечи, на краткое мгновение привлекая к себе.

— Я бы сказал тебе не принимать всё это близко к сердцу, но тогда это уже будешь не ты, а какая-то другая горилла, — тихо произнёс Коджи, удивительным образом мешая серьёзное и несерьёзное. В этом был он весь. — Просто знай, что неважно, что там придумают для нас и как именно нас разделят. Ты в любом случае наш друг, и мы волнуемся за тебя.

Шо кивнул, и Коджи отпустил его, снова становясь таким собой, каким его привыкло видеть большинство окружающих.

— Надо постараться заснуть как можно скорее, иначе завтра буду вялым на репетиции, и это никому не понравится, — заявил он весело, делая первый шаг к двери. — К тому же, мне повадились звонить с самого раннего утра, прослышав о том, что в такое время я обычно ещё свободен. Сегодня вот мама позвонила, пожаловаться, что там какой-то вентиль вышел из строя и пока не починят, не будет воды во всём доме. Очень интересные новости с утра, правда?

Шо промолчал, понимая, что болтовня Коджи предназначена только ради одного — разбавить эту тишину для них обоих, которая вот-вот должна была вновь воцариться в их номерах. Но когда Коджи уже взялся за дверную ручку, Шо внезапно окликнул его, потому что понял и почувствовал, что именно должен сказать прямо сейчас.

— Джико, они непременно приедут к нам. И Дайго, и Тома. Так что давай будем стараться так, чтобы им не было за нас стыдно, хорошо? Хотя, если честно, ты и правда… очень хорош, вот.

Коджи повернулся к нему вполоборота и подмигнул.

— Я счастлив, что главная звезда меня одобряет. Буду стараться впечатлить тебя ещё сильнее, — он показал «виктори» и закрыл за собой дверь.

Вот только даже после его ухода Шо уже не было так же одиноко, как до этого.

Передаю Йоки друзья детства

@темы: Юнит: Mr.KING, Юнит: Kansai Jr, Тур: 2, Рейтинг: G, Размер: мини, Команда "А", Категория: джен, Автор: +Nea+

Комментарии
2016-11-13 в 11:46 

Taiyou no Kame
Мурлыкающая кролепашка, плавающая в компотике в кастрюльке с котиками
«Ты же главная звезда, как ты можешь забыть движения прямо посреди танца?» или «Эй, оставьте последнюю бутылку с водой для главной звезды, ведь если он начнёт невовремя хрипеть во время пения, что мы будем делать?»
Это вот совершенно не выглядит как шутка. По крайней мере, если и шутка, то совершенно недобрая. Это такие... не самые приятные подколы, скорее. Так что неудивительно, что Шо от этого некомфортно.

И меня отчасти даже удивило, что Шо даже не подумал о Коджи (или вообще о ком-то из кансайцев), как о том, кто бы мог к нему прийти(((
Но их разговор действительно в начале был таким напряжённым и очень-очень грустным. Весь фик на самом деле не слишком такой радостный, давит на больное. Потому что, лично для меня, несмотря на вот такой милый откровенный разговор и окончание, во всём этом куда больше безнадёжности, чем надежды. Но, думаю, ты это можешь понять, как собрат по несчастью:-D

но даже самые большие друзья порой устают друг от друга. К тому же, мы стали слишком сильно не сходиться в некоторых вопросах, поэтому…
Вот с этого я немного посмеялась, простите:lol: Я всё ещё не могу представить Рюту и Коджи близкими друзьями, как-то совсем не получается, увы, даже на наличие такого количества прекрасного фансервиса:lol:

он желал показать, что повзрослел, что научился быть более стойким
Для меня это отчасти какое-то, не знаю, противоречие? Не могу правильно объяснить, но разве Шо не хотел бы, чтобы всё было как можно ближе к тому, что было раньше? Не значит ли это, что ему логичнее было бы не притворяться более взрослым и стойким, когда он себя таким совершенно не ощущает?

А мне хочется, чтобы он посмотрел на меня глазами зрителя. Чтобы увидел, что не зря по-прежнему в меня верит. Знаешь, мне ведь действительно стыдно. За то, что я столько раз его разочаровывал. За то, что я сознательно позволял себе отставать, пока он упрямо шёл вперёд и добивался всего за нас двоих.
:weep3::weep3::weep3:
Но теперь всё будет иначе. Я верю в это.

А Шо всё ещё в душе кансаец, поэтому всё правильно делает, что так реагирует:lol: Не важно, в Токио у них работа или где-то ещё) Кансай - он внутри))

но тогда это уже будешь не ты, а какая-то другая горилла
А вот это было очень мило))))
И их обнимательно-подушечный разговор тоже, кстати))) Такое маленькое забавное пятнышко посреди всего этого хДД

Ну и отдельное спасибо за упоминание ОТПшечек хД Как же без них, да хД
И отношения у Шо и Коджи тут всё же чудесные) Несмотря на обиды и недоговорённости, всё равно видно, что они семья. И я надеюсь, что они после такого не утратят эту вновь начинающую крепнуть связь. Впрочем, если говорить о каноне, я не думаю, что у них когда-то вообще были проблемы в личном общении, ну да ладно:lol:

Спасибо большое, что написала это:heart:

2016-11-13 в 12:24 

+Nea+
В шабашах и демонстрациях не участвую, оргии предпочитаю режиссировать (с)
Taiyou no Kame, Это вот совершенно не выглядит как шутка. По крайней мере, если и шутка, то совершенно недобрая. Это такие... не самые приятные подколы, скорее. Так что неудивительно, что Шо от этого некомфортно.
Ну, я не думаю, что это со зла, на самом деле. Хотя немного зависти там конечно же есть, не без этого.

И меня отчасти даже удивило, что Шо даже не подумал о Коджи (или вообще о ком-то из кансайцев), как о том, кто бы мог к нему прийти(((
Ну, потому что поначалу они держались друг от друга на расстоянии, и Шо подумал в первую очередь о тех вариантах, которые были актуальны в прошедшие несколько дней. Как-то так.

Потому что, лично для меня, несмотря на вот такой милый откровенный разговор и окончание, во всём этом куда больше безнадёжности, чем надежды. Но, думаю, ты это можешь понять, как собрат по несчастью
Понимаю, конечно, но что поделать, если канон надежды не даёт никакой? Разве что вот придумают такой вариант Джанива повторить на следующий год, чтобы было бы очень даже здорово, как по мне (особенно если бы туда ещё Рена взяли)... но мне правда хотелось показать Шо и Коджи как двух близких между собой и по своей сути людей, которым просто отчаянно нужно обсудить с кем-то свои чуточку схожие проблемы. В принципе, ничего особо радостного тут наверное и не получилось бы...

Вот с этого я немного посмеялась, простите Я всё ещё не могу представить Рюту и Коджи близкими друзьями, как-то совсем не получается, увы, даже на наличие такого количества прекрасного фансервиса
Ну, я на самом деле тоже не могу, но как бы я пыталась следовать канону... отфанонив его по полной:laugh:
Так что вот как-то так - они близкие друзья, но с разногласиями по поводу некоторых вещей (читай - некоторых людей) и не двадцать четыре часа в сутки (причём вот последняя реплика - это реплика Рюты именно).

Для меня это отчасти какое-то, не знаю, противоречие? Не могу правильно объяснить, но разве Шо не хотел бы, чтобы всё было как можно ближе к тому, что было раньше? Не значит ли это, что ему логичнее было бы не притворяться более взрослым и стойким, когда он себя таким совершенно не ощущает?
А так и получается, что противоречие. Шо одновременно хочет, чтобы всё было как раньше, но одновременно и после фразы Коджи о том, что он обещал Томе присматривать за, Шо неловко и он дуется, он хочет доказать и Коджи, и Томе, и всем, что он уже достаточно взрослый и самостоятельный, не надо за ним присматривать. Вот как-то так...

Но теперь всё будет иначе. Я верю в это.
Вот и я тоже верю!

А Шо всё ещё в душе кансаец, поэтому всё правильно делает, что так реагирует Не важно, в Токио у них работа или где-то ещё) Кансай - он внутри))
Аввв, я знала, что ты меня поймёшь! Ибо я тоже всегда так считала и буду считать^^

И их обнимательно-подушечный разговор тоже, кстати))) Такое маленькое забавное пятнышко посреди всего этого хДД
Ну, я не могла без этого~ всё же им обоим было это нужно. И мне нравятся их взаимоотношения как Ко-старшего братика и Шо-младшего, вот.

Несмотря на обиды и недоговорённости, всё равно видно, что они семья. И я надеюсь, что они после такого не утратят эту вновь начинающую крепнуть связь.
Для меня они совершенно точно семья навсегда, и я очень надеюсь, что им позволят хотя бы изредка показывать нам эту самую связь.

Впрочем, если говорить о каноне, я не думаю, что у них когда-то вообще были проблемы в личном общении, ну да ладно
А я вот думаю, что этого было бы не избежать всё-таки, к сожалению. Но мне хочется верить в то, что ты права.

Спасибо большое, что написала это
А тебе большое спасибо, что прочитала и откомментила:heart:

2016-11-13 в 18:56 

Taipi the Liar
Так атмосферно, что я сама чуть не прослезилась, как и Шо т_____т
Мне очень нравится твой Коджи. Я тоже хочу себе такого друга, который будет постарше и поопытнее, чтобы прийти, когда мне будет плохо, наговорить ободряющих слов и заставить поверить в то, что все не так уж плохо :laugh:
На самом деле очень ностальгично и красиво. Мне безумно нравятся твои описания! Читать одно удовольствие :inlove:
Я думала, что уже далека от этих людей, но ты как-то сделала так, что, читая, я ощущала их совсем родными :laugh:
Спасибо, это правда получилось чудесно :squeeze:

2016-11-13 в 20:30 

+Nea+
В шабашах и демонстрациях не участвую, оргии предпочитаю режиссировать (с)
F.Txxx, уаааааа, я так счастлива, что ты прочитала!! Правда-правда потому что не думала, что это будет читать кто-то ещё, кроме одного-единственного человека, ха-ха

Мне очень нравится твой Коджи. Я тоже хочу себе такого друга, который будет постарше и поопытнее, чтобы прийти, когда мне будет плохо, наговорить ободряющих слов и заставить поверить в то, что все не так уж плохо
Ну, он нравится мне таким, старшим братом для Шо, вечным старшим братом для Шо. Который конечно придурок придурком, но всегда поможет и поддержит, когда младший будет в этом нуждаться.
И я сама хочу такого, чего уж там скрывать:laugh:

Я думала, что уже далека от этих людей, но ты как-то сделала так, что, читая, я ощущала их совсем родными
Уррр, а вот это мне особенно приятно, правда-правда:shy:

Так что огромное тебе спасибо за то, что ты прочитала и откомментила:heart:

2016-11-14 в 20:28 

Taipi the Liar
+Nea+, ну раз уж я отношусь хорошо ко всем этим людям, почему бы и не прочитать))
да и я бы прочитала в любом случае - мне главное дойти

Так что огромное тебе спасибо за то, что ты прочитала и откомментила
это тебе спасибо, что написала это)) одно удовольствие читать же))

     

Shiritori

главная