23:33 

[Команда "Б"] Zutto matteru

Taipi the Liar
Название: Zutto matteru
Автор: Taipi the Liar
Пейринг/Персонажи: Тамамори, Фуджигая, Мията мимокрокодилом
Рейтинг: G
Жанр: AU
Категория: джен, возможный преслэш
Размер: мини (3327 слов)
Предупреждения: ООС
От автора: в прошлый раз я тоже писала про потерю памяти, но вспомнила об этом слишком поздно:shuffle2:

Тамамори молча принимал чужие удары. Морщился от боли, почти задыхался изнутри, но не издал ни единого звука – такого удовольствия своим обидчикам он доставлять не собирался.
Очередной удар пришелся в бок, и ребра, кажется, затрещали. Тамамори снова смог вздохнуть и вот-вот бы не сдержался, но где-то поблизости раздались посторонние шаги, а затем и голос:
— Чем вы занимаетесь?
Тамамори, видимо, ожидал увидеть учителя, потому что, обернувшись, он замер. Кажется, он даже перестал дышать.
Перед ними стоял Фуджигая, самоуверенно глядя перед собой.
— Может, отпустите парня?
— А тебе какое дело? — Один из обидчиков – возможно, их лидер – покрепче сжал в руках биту, с которой обычно не расставался ни на секунду, и замахнулся ею.
Фуджигая ловко блокировал удар, крепко схватив парня за руку с битой, и со всей своей силы толкнул его ногой в живот. Бита отлетела в одну сторону, парень – в другую, и все в ужасе воззрились на Фуджигаю.
— Эй... — послышался шепот среди нападавших. — Это же...
— Да, он. Сваливаем... — ответили ему так же тихо, и уже через минуту от их компании не осталось ни следа: даже бита исчезла.
— Ты как? — Тайске подошел к Тамамори и присел перед ним на корточки. — Идти сможешь?
— Смогу, — ответил он и попытался было подняться, но острая боль пронзила правую ногу, и он рухнул обратно. — Или нет...
Кое-как изловчившись, под шипение и редкие вскрики Тамамори Фуджигая все-таки смог закинуть его себе на спину и понес в медпункт.
— Меня Фуджигая зовут, кстати. Фуджигая Тайске.
— Я знаю, — тихо рассмеялся Тамамори. — Мы ведь одноклассники.
— Э?! — от неожиданности Фуджигая чуть не уронил чужую тушку обратно на землю. — Серьезно?
Тамамори стало немного обидно от осознания, что человек, которым он восхищается уже не первый год, его даже не замечал. Но обида тут же исчезла, когда он подумал о том, что этот самый человек только что спас его от толпы этих тупоголовых янки, которые так и убежали, поджав хвосты.
Этого и следовало ожидать, — подумал Тамамори, потому что Фуджигаю – боксера и школьного лидера – здесь побаивались почти все.
— Но почему тогда ты помог мне? — задал интересующий его вопрос Тамамори, невольно отмечая, что Фуджигая, хоть он и спортсмен, выглядел очень ухоженным.
— Потому что это была нечестная драка, — ответил он, открывая школьную дверь ногой. — Они набросились целой толпой на одного слабого парня. Это называется даже не дракой, а обычной трусостью.
— Понятно... Спасибо, — выдохнул Тамамори, пропуская мимо ушей то, что его назвали слабым.
— Ага, — отмахнулся Фуджигая. — И не сжимай мою шею так сильно, пожалуйста. Иначе ты задушишь меня раньше, чем мы дойдем до медпункта.



Тамамори молча пил сок, когда к нему подсел его лучший друг.
— Мияччи, отойди, все твои крошки мне на парту сыпятся.
— Ой... Прости?
— Что-то хотел?
— Ты подрался вчера с парнями из параллели?
— Подрался – слишком громко сказано... Они просто избили меня, как... не важно, впрочем.
— Но почему они к тебе прицепились?
— А разве им нужна причина? — Голос Тамамори внезапно стал резким. Очевидно, ему было неприятно вспоминать, и еще более неприятно об этом рассказывать. — Может, им моя прическа не понравилась, откуда мне знать.
— Ты еще шутить умудряешься... — Мията сочувствующе посмотрел на своего друга.
— Вообще-то я не шутил... — насупился Тамамори, и практически в ту же секунду ощутил, как ему положили руку на плечо.
— Привет.
Тамамори вскинул голову – сверху на него смотрел Фуджигая, и лицо его озаряла улыбка.
— Мы и правда в одном классе. Как ты? В порядке?
— Фуджигая-кун... я в порядке, спасибо, — Тамамори улыбнулся в ответ. — Благодаря тебе.
— Вот как, — Фуджигая ободряюще похлопал его по плечу. — Тогда я пойду.
— Подожди! — Тамамори схватил его за рукав школьного пиджака, но тут же смутился, увидев, как Тайске смотрит на его сжатые пальцы, и отпустил. — Может... пообедаем вместе?
— Прости, не могу, — ответил Фуджигая, и, увидев растерянный взгляд, поспешил добавить: — Мне нужно найти тренера, он сам зачем-то искал меня.
— Что ж, тогда... удачи!
Улыбнувшись напоследок, Фуджигая выбежал из класса.
Тамамори сделал глоток сока и перевел взгляд на чересчур удивленное лицо друга.
— Мияччи? Ты в порядке?
— Это же... Это же Фуджигая-сан!
— Ну да...
— И ты с ним так близко общаешься?! Как давно?
— Ну, не то чтобы близко... просто вчера он помог мне, а потом проводил домой. Не смейся! Он помог дойти, потому что у меня болела нога. А потом мы разговорились... Он оказался очень веселым и интересным, так что не надо так удивляться... Нет в нем ничего сверхъестественного.
— Но ведь ты недавно сам говорил, что Фуджигая-сан слишком крут и до такого человека не дотянуться, как ни старайся...
— Говорил, да... Потому что до этого ни разу с ним не разговаривал.
— Тама-чан, знаешь... Если бы Фуджигая-сан был девушкой, я бы подумал, что ты влюбился.
От неожиданности Тамамори подавился своим же соком.
— Ты... Ты думай, что говоришь вообще! Я просто ему благодарен. К тому же... если бы ты не оказался вдруг в хороших отношениях с человеком, которого всегда ставил себе в пример, разве не был бы счастлив?
— Ну, пожалуй... Ты, наверное, прав. Кстати, у меня чисто случайно оказались два билета в кино на завтра... Сходим?
— Чисто случайно, говоришь... — Тамамори с подозрением покосился на Мияту и усмехнулся.



Спустя какое-то время Тамамори сидел в классе, обедая в одиночестве. Несмотря на летнюю жару, Мията умудрился заболеть. С одной стороны, Тамамори ему завидовал – можно без зазрения совести отдохнуть от школы. Но с другой, он ненавидел болеть. И в самый разгар подобных размышлений словно из ниоткуда возник Фуджигая и под недоумевающий взгляд Тамамори стащил у него из коробочки с бенто сосиску.
— Э... эй!
— Вкусно! — промычал Фуджигая, присаживаясь на соседний стул. — Ты сам себе бенто делаешь?
— Ну да, — скромно улыбнулся Тамамори, — спасибо.
— Очень круто! Может, и мне тоже сделаешь?
Тамамори замешкался, и, видя это замешательство, Фуджигая поспешил добавить:
— Шучу, расслабься, — посмеялся он. — Не хочу отнимать у тебя время. Мне вполне хватает хлеба из столовой.
— Кстати, если подумать... в прошлом году я часто видел тебя с бенто на улице, но в этом году – ни разу. Почему?
— Ну, — Фуджигая облокотился на спинку стула, — в том году Ватару делал мне бенто по старой дружбе. Он любит готовить, а я, если честно, терпеть не могу это дело.
— Точно! — воскликнул Тамамори. — В том году ты часто ходил с каким-то парнем. Это он?
— Ага. Но у него возникли кое-какие проблемы, так что он перевелся.
— И сейчас вы общаетесь?
— Ну да. Ходим иногда куда-нибудь, чаще в выходные. Иногда я хожу к нему с ночевкой. Мы с Ватару слишком близки, чтобы переход в другую школу разлучил нас.
От собственных слов Фуджигая почти рассмеялся, но на Тамамори они возымели обратный эффект: он словно почувствовал укол ревности. Пытаясь отогнать странные мысли, он помотал головой, и внезапно ему пришла мысль:
— Слушай, давай на этих выходных сходим куда-нибудь?
— Чего это так внезапно?
— Ну, просто... нельзя?
— Почему? — Фуджигая улыбнулся. — Можно.
Он всегда улыбается, — подумалось Тамамори, — и от этой улыбки даже ледник может растаять. Но почему-то и ему самому становилось хорошо и спокойно, когда Фуджигая вот так улыбался рядом с ним. По какой-то причине он чувствовал себя счастливей.
— Тогда я подумаю, куда можно сходить, и сообщу.
— Не хочешь позвать своего друга тоже? Мията, кажется?
Внезапно его сковало чувство, что он ни с кем не хочет делиться временем, которое можно провести с Фуджигаей, даже с лучшим другом. Это непонятное собственническое чувство немного пугало, но Тамамори ничего не мог с ним поделать.
— Он... сейчас болеет. Так что, думаю, ему лучше еще немного отлежаться дома.
— Вот как? Ну, тогда буду ждать.
Фуджигая привычно похлопал Тамамори по плечу и удалился из класса.



— Теперь мы должны сложить эти числа, и... Тамамори-кун? Тамамори-кун! Ты слушаешь?
— А? — Тамамори вскинул голову. — А, да, простите.
Учитель последний раз недовольно взглянул на него и продолжил вести урок.
Тамамори вздрогнул от вибрации и достал из кармана телефон.
От кого: Фуджигая-кун
23.09.16 10:50

«Витаешь в облаках?»
Кому: Фуджигая-кун
23.09.16 10:51

«Вовсе нет. Просто задумался.»
От кого: Фуджигая-кун
23.09.16 10:51

«Это ведь одно и то же, бааака~»

Не зная, что ответить, Тамамори повернулся к Фуджигае и шутливо показал ему язык.
Фуджигая ответил ему тем же, и оба бесшумно рассмеялись, пряча улыбки от учителя.
От кого: Фуджигая-кун
23.09. 16 10:54

«Вспоминаешь выходные?»
Кому: Фуджигая-кун
23.09.16 10:54

«Ты видишь меня насквозь?»
От кого: Фуджигая-кун
23.09.16 10:55

«Возможно. ^___^
Но вчера и правда было весело. В следующий раз соберемся у тебя!»

Он уже все решил, — подумал Тамамори, улыбаясь сообщению. Но был совсем не против, потому что был действительно счастлив проводить время с Фуджигаей.



— Тама, поздравляю, — Фуджигая хлопнул его по спине, — видел тебя в списке сотни лучших по результатам экзамена. Сорок третье место, неплохо.
— Он может и лучше, — насупился Мията, с каким-то подозрением глядя на Фуджигаю.
— Почему он меня так не любит? — шепнул на ухо Тамамори Фуджигая, и тот, почувствовав горячее дыхание на своей коже и тут же смутившись, слегка отстранился. — Мне кажется, он готов меня убить.
— Не обращай внимания, — так же шепотом ответил Тамамори, — он безобидный.
Фуджигая усмехнулся, и Мията насупился еще больше:
— О чем вы шепчитесь?
— Не ревнуй, мохнатик, — улыбнулся Тайске, потрепав Мияту по густым волосам, и пошел дальше по коридору.
— Мохнатик?.. — задумчиво пробормотал Мията.
— Интересно, как Фуджигая-кун сдал экзамены...
— Очень плохо.
— Учитель! — вздрогнул Тамамори. — Не пугайте так.
Учитель блеснул стеклами очков, скрепив руки за спиной.
— Фуджигая-сан сильно скатился в учебе, хотя я не знаю, почему. Он еле набрал проходной балл... Будет проблемно, если он не сдаст следующие экзамены... Может, ты ему поможешь, Тамамори-кун?
— Я?! Почему?
— В последнее время я часто вижу вас вместе, и результаты у тебя хорошие... В общем, я рассчитываю на тебя, Тамамори-кун.
Учитель изобразил некое подобие улыбки, после чего удалился, оставив Тамамори в замешательстве.



С тех пор он стал часто наведываться домой к Фуджигае. Ждал, пока закончатся его тренировки, и они вместе отправлялись заниматься. Иногда они допоздна оставались в библиотеке. Тогда Тамамори понял, что Фуджигая довольно умный, просто ленивый, когда дело доходит до того, что его не интересует. И, казалось бы, результаты начали улучшаться, но после зимних каникул все изменилось.
Фуджигая гораздо реже появлялся в школе и даже пропускал тренировки. На звонки отвечал изредка, и хватало его на обычное «я в порядке, но нет времени, извини». На сообщения почти не отвечал, и если все же появлялся в школе, то смотрел куда-то в окно, в пустоту, не реагируя ни на что вокруг. А после уроков мчался куда-то сломя голову, не отвечая на чужие вопросы. Беспокоились все: и друзья, и одноклассники. Учителя, кажется, знали в чем дело, но упорно молчали, убеждая учеников, что это всего лишь подростковый кризис и с парнем все в порядке.
— И все-таки я беспокоюсь, — вздохнул Тамамори, теребя в руке собственный телефон. — И со вчерашнего дня он не отвечает на сообщения...
— Почему бы тебе не сходить к нему? — предложил Мията. — Если так волнуешься.
Тамамори и раньше думал об этом, но что-то его останавливало. Однако на этот раз он твердо решил, что узнает у Фуджигаи лично, что происходит, и после уроков Тамамори без предупреждения пришел к нему в гости. Тот, конечно, удивился, но все же впустил.
— Если бы ты предупредил, я хотя бы убрался, — сказал он, пиная ногой пустую бутылку, лежащую прям посередине коридора.
— Да уж, — пробубнил Тамамори, — надо было... Хотя я подумал, что тогда ты можешь отказаться.
— А с чего мне отказываться-то?
— Ну, мало ли...
Фуджигая проводил его в комнату, и только теперь обратил внимание на школьную сумку:
— Что у тебя там?
— А, тут? Тетради и учебники. Я пришел с тобой заниматься.
— Что? — опешил Фуджигая. — Зачем?
— Затем, что твоя успеваемость падает. Учителя беспокоятся. И я тоже...
Фуджигая ничего не ответил и лишь отвел взгляд, что не ускользнуло от Тамамори. Почувствовав напряжение Фуджигаи, он напрягся и сам, судорожно пытаясь придумать, что сказать, но молчание нарушили за него:
— Хочешь чаю или кофе? У меня в холодильнике практически ничего нет, прости, но пару бутербродов сделать смогу.
— Все в порядке, не беспокойся. Я буду чай, если можно.
Как и раньше, Фуджигая потрепал Тамамори по волосам, но без привычной улыбки, и с каждой секундой Тамамори понимал, что то, что происходит с Фуджигаей, – это не подростковый кризис, а нечто куда более серьезное.
— Фуджигая-кун...
— М?
— На самом деле я пришел, чтобы узнать у тебя, что с тобой происходит в последнее время. Я действительно беспокоюсь о тебе...
Какое-то время в помещении царило молчание, нарушаемое лишь звонким постукиванием ложки и чашек.
— Я никогда не рассказывал тебе об этом, но мои родители развелись, когда мне было восемь, — Фуджигая поставил перед Тамамори чашку с чаем и чашку с кофе – перед собой и сел напротив. Словно собираясь с мыслями, он блуждающим взглядом осмотрел кухню, и только тогда продолжил:
— Мама встречалась тогда с кем-то на стороне и, видимо, влюбилась. Бросила семью и уехала к нему. Если честно, я ничего не знаю о том мужчине, но все равно ненавижу его, — он сжал пальцы в кулаках. — Если бы он не появился в ее жизни, если бы она тогда не ушла к нему, этого бы сейчас не случилось...
— Этого... чего?
— Они встречали новый год в Нагасаки, в доме его родителей. А когда ехали обратно, то попали в аварию. Их было трое: мама, тот мужчина и их ребенок. И мама единственная, кто смог выжить... А сейчас она в коме.
— Фуджигая-кун, я...
— Не знаешь, что сказать? — Фуджигая изобразил подобие улыбки. — Все в порядке, я знаю. В такой ситуации подобрать слова довольно трудно, если сам не прошел через это, верно? Просто выслушай меня, хорошо? Все это время я никому не рассказывал и держал все в себе, но сейчас, кажется, я больше не могу.
Оставив нетронутое кофе на столе, Фуджигая поднялся и подошел к окну. Вдали он пытался разглядеть пейзаж, но, как ни старался, не мог увидеть ничего, кроме пустоты и серого неба.
— Если честно, я не знаю, что мне делать. Я разговаривал с отцом, но он и слушать ничего не хочет. Сказал, что они уже давно чужие друг для друга, что не желает помогать человеку, который бросил его и троих детей. Сказал, чтобы и я не вмешивался, что после стольких лет мы с мамой никто друг другу. До того момента я и сам думал, что наши с ней дороги разошлись еще в тот день, но когда я узнал... внутри меня будто что-то перевернулось. Я вдруг начал жалеть о том времени, которое мы не смогли провести вместе. И что бы отец ни говорил, она все еще моя мать! Человек, который подарил мне жизнь... И я люблю ее, несмотря ни на что! Поэтому, если она не очнется, я не знаю, что со мной будет.
Фуджигая замолчал, и Тамамори подошел к нему. Помолчал какое-то время, пытаясь подобрать нужные слова.
— Фуджигая-кун... всегда был сильным и поддерживал меня. Ты заставил меня поверить в себя и в собственные силы. Рядом с тобой мне стало казаться, что я действительно могу все, что угодно, что все в моих руках. Я знаю, что вырос, что стал лучше, и все это благодаря тебе. И пусть я не могу поддержать тебя как следует, потому что, как ты и сказал, понять тебя я смогу, только если почувствую то же самое. И все-таки... Сейчас ты не можешь быть сильным, Фуджигая-кун, поэтому я буду сильным за нас двоих! Это все, что я могу сейчас сделать для тебя, но я буду стараться изо всех сил!
Неожиданно Фуджигая положил одну руку на плечо Тамамори, крепко сжав, и притянул его к себе. Он уткнулся ему в шею, делая вид, что это обычное объятие, но, чувствуя почти незаметное подрагивание чужих плеч, Тамамори знал: Фуджигая не хочет, чтобы кто-либо видел его слезы.
— Побудь так со мной немного... пожалуйста, — выдавил из себя Фуджигая, и все, что смог сделать Тамамори в ответ, – это прижать его к себе покрепче, давая понять, что он будет рядом, что бы ни случилось.



В течение следующего месяца Фуджигая не появлялся на занятиях, и однажды позвонил Тамамори.
— Фуджигая-кун?
— Моя мама... она...
— В чем дело?
— Она пришла в себя.
— Но... но это же здорово!
— Да, но... понимаешь, она ничего не помнит. Совсем. Никого.
Тамамори не знал, что ответить.
— Поэтому я решил, что, скорее всего, брошу школу.
— Бросишь школу?..
— Да. Скорее всего, уеду в Канагаву, в наш старый дом. Мы будем жить с ней там. У меня появился шанс, Тама, понимаешь... Я не знаю, смогу ли вернуть ей воспоминания. Но даже если нет, то я создам для нее новые. Я сделаю все для этого. Поэтому...
— Фуджигая-кун! Я знаю, что не могу понять твоих чувств, и что не вправе вмешиваться в твою жизнь. Я, наверное, должен уважать твое решение, но... не надо жертвовать собой! Если сейчас ты бросишь школу, то потом тебе придется очень трудно в жизни. Думаю, когда твоя мама все вспомнит, она не будет очень счастлива оттого, что ты пожертвовал всем, чего добился за эти годы...
— Но у меня нет иного выхода!
— Выход есть всегда! Нужно просто найти его. Пожалуйста, Фуджигая-кун. Подумай об этом. До выпуска всего лишь полтора месяца. Может, можно что-нибудь придумать?
Но вместо ответа Тамамори услышал лишь короткие гудки.
Он не мог пережить боль Фуджигаи как свою собственную, но действительно волновался. Осознание того, что он сказал явно не то, что нужно было, причиняло боль, но где-то в глубине души он понимал, что это именно то, что нужно было сказать.
И на следующий день Фуджигая появился в школе.

Фуджигая вошел в кабинет после звонка своей привычной самоуверенной походкой, даже не извинившись за опоздание.
— Фуджигая-сан, — сделал замечание учитель, — тебя не было так долго, и в свое же первое появление спустя столько времени ты опаздываешь. Не думаешь, что стоит извиниться?
Фуджигая лишь пожал плечами, виновато улыбнувшись, и сел на свое место.
Учитель усмехнулся, возвращаясь к перекличке учеников.
Фуджигая заметил, что Тамамори смотрит на него, и подмигнул. Краснея, Тамамори поспешил отвернуться, но внутри чувствовал себя счастливым.
И как только первый урок закончился, он первым же делом кинулся к Фуджигае.
— Ты... вернулся? Передумал бросать школу?
— Пойдем, подышим свежим воздухом? — спросил Фуджигая, обнимая Юту за плечи.
Тамамори молча пошел следом.
Они забрались на крышу и сели на одну из лавок, которые принес сюда кто-то из семпаев.
— Знаешь, Тама... Я решил, что закончу школу. И сразу после окончания уеду в Канагаву. Маму выпишут из больницы где-то через неделю. Я не могу просить отца присмотреть за ней... Но младший брат сказал, что понимает и разделяет мои чувства. И хотя его устраивает та жизнь, которая есть у него сейчас, он согласился приглядеть за ней эти полтора месяца, пока я буду заканчивать обучение.
— Вот как... Но ты уверен? Если поедешь в Канагаву, то как боксер больше...
— Не важно. Я занимался боксом, потому что только так мог забыть о том, что не давало мне покоя. Я мог сконцентрироваться на груше, на собственных кулаках и на противнике; я мог бить, чтобы выплеснуть все, что съедало меня изнутри, так что это действительно было спасением. Но сейчас я хочу спасти не себя, а свою семью.
Пусть мама оставила меня, когда я был ребенком, и пусть она не может вспомнить меня сейчас, она все еще моя мать. Я сделаю все, чтобы наверстать упущенное время. И когда это случится, я вернусь сюда и начну все сначала. Ты ведь... дождешься?
— Обязательно дождусь, — кивнул Тамамори. — И буду поддерживать тебя изо всех сил, что бы ни случилось.
Тайске поднял глаза в небо, наблюдая за уплывающими облаками. Где-то вдали раздавался шум электрички, радостные крики детей. Вот только на душе не было ни капли радости.
— Как жаль, что я не встретил тебя раньше, Тама...
— Но у нас впереди еще вся жизнь, правда? Мы тоже наверстаем упущенное. Когда ты вернешься.
Фуджигая повернулся к Тамамори, удивленно глядя ему в глаза, и внезапно широко улыбнулся.
Тамамори подумал, что впервые видит его искреннюю улыбку спустя столько времени.
— Ты прав. Так и будет.
— И чем ты будешь заниматься в Канагаве?
— Скорее всего, пойду работать на завод. Конечно, платят там не то чтобы много, но нам с мамой должно хватить. А если не хватит, найду еще одну работу...
— Не взваливай на себя слишком много! Ты должен и себя поберечь.
— Я подумаю.
Они оба рассмеялись, но этот смех унесло ветром.
— Между прочим, тебе, скорее всего, придется доучиваться на весенних каникулах – ты слишком много пропустил...
— Да, да. Я уже поговорил с директором по этому поводу, так что все в порядке. А! Кстати! Ты не принес мне бенто?
— Что? Какое еще... Я же не знал, что ты придешь!
— Тогда не забудь его завтра!
— Вот же... не забуду, — фыркнул Тамамори.
— Я буду ждать, — мечтательно сказал Фуджигая, глядя на уплывающие облака.

От кого: Фуджигая-кун
8.04.17 12:04

«Я в пути. Спасибо тебе за все, Тама. Надеюсь, мы сможем скоро встретиться снова.»



Сейчас я ничем не могу помочь тебе.
Я не могу поддержать тебя как следует, потому что не понимаю твоей боли.
Я не знаю, что должен был сделать, когда это произошло, и что должен сделать сейчас, когда ты уезжаешь.
Но...
Я буду ждать тебя.
Я буду ждать, когда ты вернешься, здесь, с улыбкой.
Я буду ждать, когда ты снова наберешься сил искренне улыбнуться мне в ответ.



~Bohemienne~, твой завтрашний день

@темы: Автор: F.Txxx, Группа: Kis-my-Ft2, Категория: джен, Команда "Б", Размер: мини, Рейтинг: G, Тур: 2

Комментарии
2017-02-07 в 12:41 

+Nea+
В шабашах и демонстрациях не участвую, оргии предпочитаю режиссировать (с)
Ух, это мне напомнило какую-то БЛ-мангу или БЛ-фильм, и это здорово, я люблю такое. Я вообще про школу люблю, но ты, я думаю, уже это знаешь))
А ещё из-за тебя я начинаю любить Таму, блин, и мне от этого очень непривычно, знаешь ли!:laugh:
Ну, не то чтобы близко... просто вчера он помог мне, а потом проводил домой
Тут я заржала в голос, потому что блин, ну реально идеальное свидание же!:lol:
— Ну, пожалуй... Ты, наверное, прав. Кстати, у меня чисто случайно оказались два билета в кино на завтра... Сходим?
— Чисто случайно, говоришь... — Тамамори с подозрением покосился на Мияту и усмехнулся.

Мията - мастер пикапа 88 лвл:eyebrow::lol:
— О чем вы шепчитесь?
— Не ревнуй, мохнатик, — улыбнулся Тайске, потрепав Мияту по густым волосам, и пошел дальше по коридору.
— Мохнатик?.. — задумчиво пробормотал Мията.

Снова ржу как обкуренный Кавай, потому что блин, блин!:lol:

В общем, прости, что так задержала тебе коммент:shuffle2:

2017-03-06 в 14:13 

Taipi the Liar
+Nea+, А ещё из-за тебя я начинаю любить Таму, блин, и мне от этого очень непривычно, знаешь ли!


Но Таму надо любиииить :D
Он, конечно, странненький, но милое дитё)))

В общем, прости, что так задержала тебе коммент


Спасибо уже за то, что прочитала :squeeze: мне приятно:heart:

   

Shiritori

главная