Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:01 

[Команда "А"] Советник

+Nea+
В шабашах и демонстрациях не участвую, оргии предпочитаю режиссировать (с)
Я хотела приволочь ещё одного упоротого монстра, но не успела его дописать в этот раз, поэтому тащу другое, набросанное на коленке за сегодня.

Название: Советник
Автор: +Nea+
Пейринг/Персонажи: Укишо Хидака/Насу Юто, упоминаются Фуджии Наоки, Сато Рюга, Ивасаки Тайшо
Рейтинг: G
Жанр: AU
Категория: преслэш
Примечания: полнейший ООС, неграфичная АУ-вселенная
Размер: мини (1 598 слов)
Саммари: «Советы, да. Это называлось у них именно так».
От автора: Изначально это была идея -Tari-, от которой, по-моему, не осталось почти ничего, но… я должна была попробовать. Тем более, что мой мозг всё ещё отчаянно хочет это курить :laugh:

Когда Укишо подошёл к двери, путь ему преградили — стражники, хоть и выглядели скучающими и неподвижными, точно статуи, но бдительность не теряли, за что, безусловно, им была честь и хвала. Но Укишо, который из-за этого чуть было не выронил хрустальный кувшин, благодарен им явно не был.

— Я к Его высочеству, — холодно возвестил он и продемонстрировал свою ношу. — С прохладительными напитками.

Скрещённые копья на несколько мгновений ещё оставались на его пути, вызывая раздражение. На самом деле, копья эти давно перестали быть настоящим оружием и превратились лишь в церемониальный предмет: сделанные из дорогого дерева и украшенные золотом и серебром, а в их начищенные до блеска лезвия можно было смотреться, как в зеркало. Но всё же обращение с ними требовало превосходных навыков и долгих тренировок, так что на службу к принцу в итоге попадали лучшие из лучших. И так уж получилось, что этих двоих Укишо знал куда лучше остальных.

— Надо же, надо же, — сверкнул один из них, Наоки, белозубой улыбкой. — Да это же малыш Хидака. Ладно, так уж и быть, по старой дружбе мы тебя пропустим. Правда же, Тайшо?

Тайшо не ответил, и его лицо осталось всё таким же невозмутимо-скучающим. Однако освободили путь для Укишо они всё так же синхронно.

— Спасибо, — только лишь буркнул он и прижал кувшин к груди одной рукой, чтобы освободить вторую и открыть дверь. Пожалуй, надо будет потом найти способ как-то насолить Наоки за его вредность. Чтобы неповадно было.

Принц уже не спал. Он устроился за столом прямо в своём ночном туалете и склонился над чем-то, напоминающим карту. Кажется, он был настолько увлечён своим занятием, что даже не слышал, как Укишо вошёл, при том, что тот специально вовсю шаркал ногами. На самом деле, в этом не было ничего странного, принц всегда вёл себя так, но всё же Укишо не сумел удержаться от лёгкой подколки:

— Я надеюсь, Ваше высочество изволило спать в своей постели, а не за столом. А то вредно для здоровья, знаете ли.

Принц вздрогнул и поднял на него непонимающий взгляд, отчего Укишо коротко хихикнул. И поставил наконец на стол этот самый кувшин, который уже начал ему надоедать.

— Шутка. Но вообще, там Рюга для вас уже о завтраке суетится, так что выпейте уже свой утренний напиток и давайте собираться. А то эта обезьяна неуклюжая прибежит сюда.

— До сих пор не понимаю, чем тебе так не угодил бедный Сато-кун, — принц улыбнулся и с благодарным кивком забрал наполненный кубок из рук Укишо. — И дня не проходит, чтобы ты не пытался как-то над ним поиздеваться.

Укишо только лишь дёрнул плечом. Он не считал, что так уж плохо относился к Рюге, но этот мальчишка был порой излишне громким и суетливым, точно одна из белок, живущих в доме его родителей. А ещё Рюга, сам того не ведая, претендовал на то, что Укишо хотел видеть только своим.

Но вот этого принцу уж точно знать не следовало.

Напиток был выпит, одежда — подана, но, когда Укишо ловко управлялся с причудливыми застёжками своего господина, случилось то, что всегда случалось в подобных ситуациях и, почему-то, вновь внезапно.

— Когда ты такой сосредоточенный, Уки, то выглядишь забавнее обычного, — шепот принца был таким заговорщическим, словно они были не одни, а где-нибудь в тронном зале, в окружении десятков, если не сотен, чужих глаз и ушей. Укишо нравился этот шёпот, ему нравилось это давнее обращение «Уки» (а вовсе не нелюбимое глупое имя, напоминавшее о том, что его мать была простолюдинкой с горы Ходака), ему нравилось всё, связанное с теми моментами, когда они были не принцем и его слугой, а ровесниками и друзьями, знавшими друг друга много лет.

— Если ты попробуешь смеяться, то предупреждаю — я могу и булавку ненароком куда-нибудь не туда воткнуть, — ответил Укишо с максимальной невинностью и очень постарался не смотреть в лицо принца, потому что его улыбка отвлекала настолько, что не получалось думать больше ни о чём. А Укишо терпеть не мог, когда его что-либо отвлекало. — И вообще, Юто, ты уже не маленький, чтобы тебя смешили такие вещи.

Принц, которого звали по имени только члены его семьи и Укишо Хидака наедине, вместо ответа беззлобно пихнул Уки в плечо и отстранился, застёгивая последние пуговицы на воротнике сам.

— Ну вот, а теперь ты у меня ещё и работу отнимаешь, — проворчал Укишо, и его взгляд упал на забытую карту. — Кстати, а над чем это ты тут голову ломал с утра пораньше?

— О, это… — Юто снова оживился, и Укишо не смог не заглядеться на его блестевшие от предвкушения глаза и торжествующую улыбку. Юто всегда ждал, когда на него обратят внимание, точно щенок, который хочет поиграть, и Укишо с одной стороны только глаза закатывал от такой простодушности принца, но с другой — со вздохом признавал, что это своеобразное обаяние Юто воздействовало и на него тоже. — Вчера Первый министр упоминал о том, что на нашей южной границе неспокойно, и я подумывал о том, чтобы приказать построить там ещё пару крепостей. Я сделал отметки здесь и здесь, что скажешь?

Укишо бегло оглядел схематический ландшафт карты с яркими точками городов и крупных поселений, и скептически сощурился.

— Знаешь, сама идея о крепостях неплоха, но ты уверен, что стоит все их сосредотачивать в одном и том же месте? Разве не лучше было бы расположить их на определённом расстоянии друг от друга по всей границе? Например, тут. И тут. Если я правильно помню, природные условия там как нельзя лучше подходят для обороны.

Юто недовольно поджал губы и на мгновение напомнил обиженного ребёнка.

— Почему ты всегда всё знаешь лучше? Я учился куда больше тебя, ты даже своё собственное имя с ошибками пишешь, но при всём этом…

— Вы всегда можете проигноровать моё самоуверенное мнение, Ваше высочество, — ядовито процедил Укишо и ответил карикатурный поклон. Юто так и прыснул со смеху.

— Чтобы ты не простил мне этого до конца дней своих? Нет уж, благодарствую. Да и ведь ты сам знаешь, как я ценю твои советы.

Укишо только фыркнул в ответ. Советы, да. Это называлось у них именно так.

Он стоял позади кресла принца во время его завтрака с семьёй, а после — позади трона, неподвижный и спокойный в своей услужливости, но на самом деле Укишо был каким угодно, только не спокойным. Он сам не знал, когда именно это началось, почему это началось — может быть, с того самого момента, когда Юто стал из наследника правителем, а может быть, даже чуть раньше. Это было так странно, так непривычно — осознавать, что он, простой человек, всего лишь слуга, может не то что просто понимать происходящее на политической арене, но и иметь собственную точку зрения.

Которую принц всегда готов выслушать. И не просто выслушать — принять без какой-либо критики.

Наверное, в тот день, когда с губ Укишо впервые сорвался дерзкий «совет», он и почувствовал к Юто нечто другое, выходящее за рамки верности или дружбы.

Конечно же, в тронном зале он молчал. Слишком многие смотрели, слишком многие слушали. Но когда все уходят, оставив их только вдвоём в иллюзорном уединении рабочего кабинета принца, библиотеки, тренировочного зала или спальни, Укишо наконец мог позволить себе высказать свои мысли.

— Тебе не стоит назначать этого человека в совет, — категорично заявил он, заглядывая через плечо Юто в россыпь бумаг на столе. — Про него ходят слухи, будто он взяточник, а ты сам знаешь, что о таких вещах праздно не болтают. Назначь внеплановую проверку, и я уверен, что у тебя появится более чем веская причина для отказа. Он ведь из влиятельной семьи, так что доказательства непременно потребуются.

— А что ты думаешь насчёт этого? — Юто показал ему другое прошение, и Укишо поморщился: порой и чтение тоже доставляло ему определённые неудобства, по крайней мере, когда дело доходило до рукописного почерка. Юто, кажется, сразу же понял, в чём дело, потому что поспешил пояснить: — Это просьба одного богатого провинциального аристократа рассудить его спор с соседом.

— Такими вещами должен заниматься наместник данной области, разве нет? — пожал плечами Укишо. — Пошли ему письмо за своей печатью и обяжи отчитаться перед тобой о результате лично. Будто ты в первый раз таким занимаешься.

— Тяжбы из провинции — впервые, — возразил Юто. — Раньше я сталкивался только лишь с жалобами столичной власти друг на друга.

Укишо только лишь закатил глаза в ответ. Но всерьёз упрекать не стал — наследников не пускали в зал, где правящие принцы занимались делами государства, а он сам, будучи маленьким, часто пробирался в древнюю галерею, спрятанную за причудливо расписанной стеной главного зала. В стене той были отверстия, замаскированные под глаза — мать рассказывала Укишо, что раньше в этой галерее прятались шпионы, зорко следящие за каждым из присутствующих.

Сам Укишо шпионом не был, но, возможно, именно тогда в нём проснулась эта тяга к тому, что было ему недоступно по причине низкого происхождения.

— Снова оно, — произнёс вдруг Юто, и Укишо непонимающе уставился на него. — Это твоё торжествующее выражение лица. Как у лисы, укравшей петуха из курятника.

— А у тебя — лицо ухмыляющегося деревенского дурачка, — парировал Укишо, обиженно нависая над Юто, так, что смеющиеся тёмные глаза и широкая, притягательная улыбка последнего оказывалась совсем близко. Так близко, что хотелось взять и поцеловать. — Если бы я и правда был кицуне-оборотнем, тебе бы уже не поздоровилось.

— Наверное, — Юто всё так же продолжал смотреть ему в глаза и улыбаться. — Но прекрати так ершиться сразу, я ведь уже говорил, мне это нравится. То, какой ты умный.

— Ну-ну, — проворчал Укишо. Он всегда терялся, когда Юто хвалил его, это было странно и непривычно, приятно, но чуточку опасно. Словно от каждого ласкового слова он мог размягчиться и превратиться в одного из глупых и скучных дворцовых слуг.

«Однажды, когда мне исполнится двадцать и я стану полноправным правителем, уже не зависящим от регентов, я обязательно сделаю тебя своим советником. Чтобы все могли узнать, какой ты талантливый», — сказал ему Юто как-то раз, но Укишо знал только одно: он никогда не позволит ни принцу, ни кому бы то либо ещё узнать, что он сам не может разобраться, чего больше хочет: осуществления своих амбиций или…

Или неописуемого чувства от осознания того, что Юто будет зависеть от него официально.

Но возможно, подумал Укишо, настоящим удовольствием было бы просто всё это совместить.

Передаю очередь и весенний снег Йоки

@темы: Юнит: Tokyo BShounen, Тур: 2, Рейтинг: G, Размер: мини, Категория: джен, Автор: +Nea+

Комментарии
2017-04-24 в 21:09 

-Tari-
АААААААААААААААА *нарезает круги по комнате*
Ты это написалааааааааааааа!!! :inlove::inlove::inlove::squeeze::squeeze:

2017-04-24 в 21:23 

+Nea+
В шабашах и демонстрациях не участвую, оргии предпочитаю режиссировать (с)
-Tari-, да, я это написала:eyebrow:я же обещала подумать~

   

Shiritori

главная