Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:26 

[Команда "А"] О предчувствиях плохих и не очень

+Nea+
В шабашах и демонстрациях не участвую, оргии предпочитаю режиссировать (с)
Название: О предчувствиях плохих и не очень
Автор: +Nea+
Пейринг/Персонажи: Укишо Хидака/Насу Юто, Фуджии Наоки, Канасаши Иссей, Сато Рюга, Ивасаки Тайшо
Рейтинг: PG
Жанр: AU, повседневность
Категория: джен с капелькой слэша
Примечания: ООС
Размер: миди (5 269 слов)
Саммари: Не сказать, конечно, что Укишо был суеверен — скорее нет, чем да. Но всё же интуиция — это было что-то иное, не относящееся к разряду глупых примет, которые были важны только лишь для домохозяек и глупых девчонок. И сейчас эта самая интуиция недовольно перебирала в его разуме мохнатыми лапками, подогревая нежелание идти в этот самый поход. Да и остальных отпускать тоже.

Кажется, впервые эту идею предложил именно Наоки. По крайней мере, Укишо запомнил это так: они маялись от скуки у него во дворе, лениво пиная мяч друг другу, и именно тогда их вечного источника странных идей в очередной раз прорвало. До этого мирно пристроившийся на земле возле сломанного велосипеда Наоки внезапно вскочил, радостно замахав руками и заставив остальных перевести на него усталые и полные подозрения взгляды. Потому, что все прекрасно знали, чем именно всё заканчивается.

— А давайте сходим в поход! — выпалил Наоки с энтузиазмом и, не получив в течение нескольких секунд ответа, замахал руками ещё энергичнее. — Давайте, ну! Это же так здорово! Съездить на природу, подышать свежим воздухом, поваляться на травке… можно рыбу половить и потом на костре приготовить. Разве не круто? Хэээй, ну чего вы все скучные-то такие?

Укишо переглянулся с Тайшо, и им не были нужны слова, чтобы понять друг друга.

— Это не мы скучные, это ты чересчур активный, — проворчал Укишо наконец. — Какой нафиг поход? Мы не в прошлом веке живём. Да и кто нас одних-то отпустит? А если мы заблудимся или кто-то из нас поранится?

Наоки вызывающе вздёрнул вверх подбородок.

— Не заблудимся, у нас же карта будет! Да и ты правильно говоришь, Уки, мы не в прошлом веке живём. У нас у каждого в телефонах навигаторы есть, да и при современной застройке, даже если собьёмся с пути, всё равно выйдем к людям достаточно быстро. Ну и правда, парни, неужели вам не хочется подышать свежим воздухом? Торчать в городе всё время как-то уныло, не находите?

Отчасти, пожалуй, Укишо даже мог с ним согласиться. В городе было скучно, потому что все местные развлечения давно уже набили оскомину. В городе было душно и казалось, словно он обхватывал со всех сторон, сдерживая рост и заставляя задыхаться.

Укишо вспомнил, как два года назад отец брал его с собой, когда по работе ездил в одну из приморских деревенек. Было так здорово гулять босиком по пляжу, вдыхать свежий солоноватый морской воздух и наслаждаться окружающим простором. Возможно, и в лесу будет так же интересно?

— Я никогда не был в походах, — подал вдруг голос Рюга и смущённо взъерошил волосы у себя на затылке. — Так что я не отказался бы попробовать.

Наоки радостно завопил и бросился его обнимать, бедный Рюга лишь слабо пытался его отпихнуть, но, в общем и целом, недовольным явно не выглядел.

— Окей, если вы, ребята, так категорически против, то мы с Рюгой и вдвоём замечательно сходим, — заявил Наоки с хитрой усмешкой. — Представьте только: тишина, птички поют, вокруг зелень…

— Ладно, ладно, я с вами, — примирительно заявил Тайшо. — Потому, что если отпустить вас напару, то в лучшем случае мы вас больше никогда не увидим.

— В лучшем? — возмутился Рюга, ущипнув ойкнувшего Наоки за бок. — А что в худшем тогда?

— А в худшем… — Тайшо подмигнул ему. — В худшем случае мы больше никогда не увидим лес, куда Наоки вас потащит.

Уки прыснул со смеху и краем глаза поймал улыбающегося Насу. Тот, кажется, заметил это, и Укишо поспешил отвернуться, чувствуя странное смущение. В последнее время отношения между ними стали какими-то странными, и сейчас меньше всего хотелось думать об этом. Особенно при том, что Укишо до сих пор был обижен, и очень сильно.

— Пожалуй, я тоже с вами, — подал голос Насу. Он всё ещё смеялся, и Укишо мог чувствовать на себе его взгляд. — Хидака, давай тоже с нами? Ты ведь не будешь тут один торчать, пока нас не будет. Не вредничай.

Если бы он сейчас сидел рядом, то наверняка ткнул бы пальцем в щёку или шутливо пихнул локтем в бок, так что Хидака порадовался тому, что выбрал местечко подальше. Однако четыре пары глаз сверлили его любопытными взглядами в ожидании ответа, и он, в конце концов, сдался, со вздохом махнув рукой.

— Чёрт с вами, я в деле. Но не говорите потом, что я вас не предупреждал.

— Ура, Уки, спасибо! — Наоки налетел на него счастливым вихрем, заключив в цепкие объятия, и Укишо, поворчав для порядка, тоже рассмеялся, взъерошивая волосы друга. Даже при том, что они все считали Наоки ужасно прилипчивым, но всё равно очень его любили, потому что этот человек немыслимым образом умел создавать настроение. Вот и сейчас: прошло каких-то несколько минут, а от прежней вялой скуки уже и следа не осталось. Укишо мстительно пощекотал Наоки под рёбрами, заставив извиваться и взвизгнуть, как девчонка, и к этому увлекательному занятию моментально подключились Насу и Тайшо. Рюга некоторое время предпочитал наблюдать за коллективным издевательством над Наоки со стороны, а потом, удивительно бесшумно для своих габаритов, подкрался и обнял всех разом, стискивая изо всех сил.

Смеясь, Укишо откинулся на чьё-то плечо и только когда запрокинул голову сильнее, понял, кто это. Насу тоже смеялся — только не вслух, а одними глазами, и Укишо на одно–единственное долгое мгновение просто загляделся, залюбовался переливающимися бликами в мягкой карей глубине. И почти уже улыбнулся в ответ, когда кто-то первым не удержался на ногах и повалил всех.

В тот вечер Укишо вернулся домой весь перепачканный и заработал недовольное ворчание матери, но всё же, даже когда он уже лёг в постель, дурацкая улыбка продолжала растягивать его губы, точно была к ним приклеена. Нет, ну правда, может, идея с походом не так уж и плоха…

«Да чтоб я ещё раз согласился на какую-нибудь авантюру Наоки», — мрачно думал Укишо два дня спустя, стоя на остановке под проливным дождём. Спину неприятно оттягивал тяжёлый рюкзак, промокшая одежда липла к телу, а на часах было семь утра, что, пожалуй, портило настроение больше всего.

Эти два дня они не виделись — к Укишо приехали родственники и пришлось оставаться дома, развлекать двоюродного брата. На улице, впрочем, всё равно было пасмурно, поэтому Укишо совсем не возражал — они с кузеном неплохо проводили время за игрой в приставку и поеданием вкусных маминых блюд, в которых по случаю приезда гостей было довольно много мяса. Кузен был старше Укишо на несколько лет, но разница эта совсем не чувствовалась, настолько они совпадали вкусами. Если бы родственники задержались ещё на какое-то время, Укишо мог бы получить отличное оправдание своему нежеланию куда-либо идти, но они уехали вчера, так что пришлось собирать вещи и вставать ни свет ни заря.

И походу раньше всех — Укишо мрачно проверил часы и снял с головы кепку, чтобы стряхнуть с неё воду. Нескольких мгновений хватило, чтобы намочило волосы, и Укишо натянул козырёк посильнее.

— Надвинешь ещё сильнее — и совсем ничего не увидишь, — услышал он. Тайшо бодро шлёпал прямо по лужам, потому что на нём были резиновые сапоги. И вообще, он был экипирован так, словно всю жизнь только и делал, что в походы ходил. — Давно ждёшь?

— Минут десять, — пожал плечами Укишо. — Автобуса всё равно ещё не было. А ты… где достал? — он с завистью оглядел товарища.

Тайшо едва заметно усмехнулся.

— Досталось от отца, он у меня любитель рыбалки, — пояснил он охотно. — Чуть великовато, зато удобно. Не повезло нам с погодкой, а?

— Более чем, — Укишо недовольно надулся. — Ты уверен, что когда мы приедем, те три придурка уже будут там? Меня не радует перспективка снова где-то мокнуть.

— Я позвонил Насу перед выходом из дома, и он ответил, что уже на пути к остановке, — пожал плечами Тайшо и поправил лямку рюкзака. — Наоки традиционно не ответил, а Рюге я даже звонить не стал, побоялся сбить его с толку. Ну, если сомневаешься, можешь сам Насу позвонить.

Укишо только лишь покачал головой. Если ещё недавно он уже был готов простить Насу, то сейчас, пребывая в дурном настроении, он уже сомневался, стоит ли делать это, не получив совершенно никаких извинений. А ещё, возможно, просто не хотел сорваться на Насу. Только не на нём.

Спустя три минуты наконец-то подошёл автобус, и Укишо был рад возможности снять с плеч надоевший рюкзак. Они с Тайшо устроились на заднем сидении и, наверное, можно было бы о чём-нибудь поболтать, но почему-то совершенно не хотелось. Укишо просто бездумно уставился в окно, следя за стекающими по стеклу дождевыми каплями, и в какой-то момент понял, что настроение ему портит не опоздание друзей, не дурацкий ливень и даже не обида на Насу.

Это было предчувствие. Плохое предчувствие.

Не сказать, конечно, что Укишо был суеверен — скорее нет, чем да. Но всё же интуиция — это было что-то иное, не относящееся к разряду глупых примет, которые были важны только лишь для домохозяек и глупых девчонок. Интуиция была чем-то умным и крутым, пусть и не поддающимся пока научному обоснованию, но и не ошибочному изначально по своей природе. И сейчас эта самая интуиция недовольно перебирала в его разуме мохнатыми лапками, подогревая нежелание идти в этот самый поход. Да и остальных отпускать тоже.

Но… вещи уже были собраны, и они с Тайшо вот-вот должны были подъехать к остановке, где их дожидались остальные. Так что, рассудил Укишо, отступать было поздно и следовало просто смириться с неизбежным. Тем более, ну правда, что вообще могло с ними случиться?

Он увидел Насу сразу же, ещё когда только сделал шаг из автобуса на остановку. Тот улыбнулся ему так мягко и радостно, как и всегда, но обида вновь дала себе знать, и Укишо немедленно отвернулся, прикусив губу. Насу, кстати, выглядел как обычно, единственный из всех — в клетчатой рубашке и потрёпанных джинсах, он стоял под зонтиком, и рюкзак его был совсем маленьким. Наоки и Рюга экипировались куда внушительнее, и Укишо заметил в руках Рюги пакет из ближайшего конбини, что заставило его усмехнуться в предвкушении. Да уж, пока с ними этот парень, с голоду они точно не умрут.

Яркое пятно розовой куртки не сразу привлекло его внимание, Укишо сначала даже решил, что это просто какая-то девчонка, дожидающаяся автобуса на той же остановке. Но когда он понял, то всё его раздражение, старательно копившееся с самого утра, наконец-то выплеснулось.

— Фуджии, ты совсем идиот? — он упёр руки в боки и уставился на выглядящего невинным Наоки. — Зачем ты позвал Иссея? Он ведь младше нас, и если что-нибудь случится, отвечать за это будем мы! Ты подумал хоть раз своей головой?

На самом деле, Иссей был младше всего-то на год, но выглядел несколько младше своего возраста, поэтому Укишо всегда чувствовал себя рядом с ним настоящим семпаем. Улыбчивый и милый, этот мальчик как-то сам собой влился в их небольшую компанию, и сейчас уже казалось невозможным вспомнить, кто именно его притащил первым, Насу или Наоки.

— Я сам попросился, Уки-кун, — Иссей дёрнул его за рукав и примирительно улыбнулся. — И со мной не будет никаких проблем, ты не думай.

— Правда, Уки, не злись, а то ты выглядишь раздразнённым котом, — хихикнул Наоки, приобнимая Иссея за плечи. — Ему было бы скучно одному тут, без нас. А ещё у него палатка есть…

Правда, он тут же поспешил ойкнуть и спрятаться за Иссея — пригнуться, правда, пришлось совсем ненамного, ибо, за исключением самого младшего, в их компании Наоки был ниже всех ростом — потому что «раздразнённый кот» немедленно возжелал продемонстрировать, почему его не стоило дразнить.

— Тише, тише, Хидака, — примирительно произнёс Насу, вклиниваясь между Укишо и Иссеем с Наоки. — Не поддавайся на его провокации.

— Да, а то ты сейчас снова похож на лиса-оборотня, стра-а-шный! — поддакнул Рюга, тут же ретировавшись за Тайшо в профилактических целях. Укишо только лишь закатил глаза и устало вздохнул.

— Ладно, но Иссей, держишь рядом со мной, хорошо? — получив кивок от довольного мальчика, он наконец позволил себе успокоиться. — Ну и какие у нас планы?

— О, сейчас! — засуетился Наоки, шаря по карманам, и Насу раскрыл над ним свой зонт, чтобы дождь не испортил извлечённую на свет божий мятую карту. — Вот, мы выйдем вот тут, это два часа на поезде, а потом пройдём по лесу и выйдем к реке. Тут можно половить рыбу и разбить лагерь. Нам всем разрешили с ночёвкой, так? Надо воспользоваться этим шансом! Мы можем заночевать здесь, а на следующий день подняться на вот этот холм и потом спуститься вот тут, прямо к станции. Завтра к вечеру будем дома. Как вам?

Укишо медленно кивнул, как и остальные. Звучало действительно неплохо, особенно если погода станет получше. Впрочем, наверное, это неплохо — лежать в палатке и слушать, как по ней упруго бьют дождевые капли…

Толчок в плечо заставил его вздрогнуть и поднять глаза.

— Ты отключился, — любезно сообщил ему Наоки. — Ну так что, двигаем на станцию?

Когда они садились в поезд, ливень припустил ещё сильнее, и Укишо мрачно подумал о том, что он не захватил сменную обувь. Он думал, что сможет подремать за время дороги, но стоило ему только занять место возле окна, как всю сонливость словно рукой сняло. Рюга напротив него моментально уснул, очень мило навалившись на плечо Наоки, и Укишо подавил желание пнуть его в лодыжку. Рюга наверняка бы тут же вскочил, забавно захлопав глазами и крутя по сторонам круглой головой…

— Хидака, — вкрадчивый голос Насу слишком близко рядом с ухом, слишком похожий на шёпот, заставил самого Укишо подпрыгнуть на сидении и недовольно скосить взгляд. Обычно Укишо не страдал чрезмерной зависимостью от личного пространства, будучи достаточно экстравертным и общительным. Но с некоторых пор (может быть, из-за недавней обиды, а может, даже чуть раньше) он чувствовал себя неловко и не совсем комфортно, когда кто-то оказывался настолько близко.

Или не кто-то, а именно Насу?

— Чего тебе? — буркнул Укишо наконец, зачем-то опуская взгляд. На его собственном колене, на потрёпанной джинсовой ткани, виднелось круглое тёмное пятно, неизвестно когда посаженное, и почему-то это тоже вызывало раздражение.

— Ничего. Но мне не нравится, когда мой друг сидит с таким угрюмым выражением лица в то время, как мы все едем отдыхать и веселиться, — Насу шутливо пихнул его локтем в бок и заёрзал на сидении, словно старался подсесть ещё ближе. Укишо, напротив, поборол желание подвинуться к окну вплотную. — Ну чего ты? Если всё ещё из-за того раза дуешься, то…

— Я не дуюсь, — процедил Укишо сквозь зубы. Кажется, он и правда поторопился с намерением простить и забыть. Отступившая было обида снова накатила неприятным холодком и кисловатым привкусом во рту. Захотелось сделать что-нибудь неприятное, заставить исчезнуть с лица Насу эту дурацкую притягательную улыбку. — И если тебе так скучно, то подоставай кого-нибудь другого. Наоки, например, или твоего лучшего друга. Ой, кажется, он спит, не повезло, правда?

Насу разом перестал улыбаться, на его лице появилось растерянное выражение, и он, кажется, попытался сказать что-то ещё, но Укишо не собирался его слушать. Решительно подхватив рюкзак, он пересел на свободное место рядом с Тайшо и даже отвернулся от так возмутившего его человека. А Тайшо оказался достаточно понимающим, чтобы не лезть с разговорами.

Некоторое время Укишо мрачно смотрел в окно, но потом, постепенно, его настроение чуточку смягчилось. Он поймал взгляд сидящего напротив Иссея и охотно улыбнулся ему в ответ, искренне стараясь убедить самого себя в том, что всё в порядке. В конце концов, Насу не единственный его друг, и если он собирается и дальше вести себя как полный придурок, то это не значит, что из-за этого Укишо должен лишать себя удовольствия.

Так что к тому времени, как они добрались до нужной станции, настроение Укишо уже совсем пришло в норму, и он вовсю обсуждал с Иссеем наилучшую стратегию прохождения одной игрушки на телефоне. Пожалуй, подумал Укишо, закидывая рюкзак на спину, быть поближе к этому маленькому парню будет наилучшим выходом — он так и так собирался приглядывать за Иссеем, но с этим ребёнком действительно было и интересно, и спокойно.

— Держись возле меня? — попросил Укишо, когда они наконец-то выгрузились на платформу, и Иссей с готовностью кивнул, поморщившись, когда лямка его собственной сумки слишком сильно врезалась в плечо.

За то время, пока они ехали, дождь уже успел закончиться, и теперь от плохой погоды не осталось и следа. Солнце светило так ярко, что Укишо пришлось сощуриться и прикрыть глаза ладонью, а влажное тепло вынудило их всех расстегнуть свои куртки.

— Вот, я же говорил! — ликующе выпалил Наоки, прикрыв глаза от солца ладонью и оглядываясь по сторонам. — Наш поход непременно будет удачным! О, и нам туда.

Он указал на одну из тропинок, уводящих в подлесок, и, повинуясь пяти парам недоверчивых глаз, вздохнул и зашагал в нужном направлении первым. За ним заторопился Рюга, потом пристроились Насу и Тайшо, а Укишо с Иссеем оказались в самом хвосте.

— Так безопаснее будет, — заговорщически подмигнул Укишо младшему. — Если в этом лесу есть дикие звери или какие-нибудь маньяки, то первым делом достанется Наоки, и пока он кричит, мы всегда успеем убежать.

Иссей прыснул в кулачок, а Укишо только лишь с улыбкой отвернулся.

Достаточно быстро рюкзак начал врезаться в плечи, но, в общем и целом, прогулка оказалась приятной. Свежий воздух, пение каких-то невидимых глазу птиц и шелест листвы под тёплым ветерком — всего этого так не хватало в шумном, жарком, душном городе, и не расслабиться было просто нереально. Наоки и Рюга смеялись над чем-то впереди, к их голосам то и дело примешивался голос Насу, и Укишо снова почувствовал укол обиды. Ему не хотелось думать об этом сейчас, ему вообще не хотелось думать, но всё же эта неопределённость между ними двумя действовала на нервы. И было как-то даже одиноко, несмотря на то, что здесь Укишо был в окружении друзей.

— Укишо-кун, — Иссей внезапно дёрнул его за рукав, привлекая к себе внимание. — Вы с Насу поссорились?

Укишо моргнул, удивлённый вопросом. Обычно Иссей держался тихо и болтал только лишь на отвлечёные темы, не вмешиваясь ни во что личное.

— Вовсе нет, — ответил он наконец и сам почувствовал, как фальшиво это прозвучало. — А почему ты так решил?

— Ну… — Иссей отвёл взгляд, и Укишо подумал, что ему наверняка слишком неловко. А потом — насколько же, должно быть, нарушенными выглядели их отношения, если даже Иссей забеспокоился. — Раньше вы всё время болтали и смеялись вместе. А теперь ты держишься от него в стороне, и в поезде вы выглядели… поругавшимися. Я понимаю, что это не моё дело, но всё же…

— Мы не в ссоре, — повторил Укишо уже чуть увереннее и даже улыбнулся, потрепав Иссея по волосам. — Просто немножко поцапались из-за того, что кое-кто не считает нужным извиниться, когда неправ.

— Ладно… — протянул Иссей, явно неубеждённый, а потом отвлёкся на какую-то пролетавшую мимо бабочку, и Укишо выдохнул свободно.

На самом деле, конечно, он и сам понимал, что дуться глупо. В конце концов, у каждого случаются непредвиденные обстоятельства. Но всё же тот день… это было действительно важно. Не только для самого Укишо, а для них обоих. Так какого чёрта Насу просто взял и проигнорировал это, даже не объясняя причин?

Ещё и вышло всё абсолютно по-дурацки. Укишо уже на остановке стоял, когда получил… даже не звонок, нет. Всего лишь жалкое сообщение с «Извини, я не смогу прийти».

А после, на следующий день — как ни в чём не бывало. Укишо не мог понять этого. Не мог и не хотел. Поэтому разрыв между ними, сначала незаметный, всё рос и ширился. Даже зная, что Насу тоже это чувствует и поэтому беспокоится, Укишо всё равно считал, что заслуживает хоть каких-то объяснений. И если кое-кто этого не понимает… то, может, они не такие уж и друзья?

Спустя где-то часа два Рюга заныл первым о том, что устал. Укишо не преминул подколоть его на тему чрезмерно большого рюкзака («Ты там что, три полуторалитровых банки умэбоши с собой прихватил? Или нет, вру… четыре?»); Насу предложил помочь, за что заработал долгий негодующий взгляд в спину, заставивший его зябко передёрнуть плечами. А потом, через полчаса, Наоки всё же предложил устроить небольшой перерыв, потому что он слишком проголодался.

Уки с наслаждением сбросил свои вещи на траву и снял кепку, взъерошив волосы. Позавтракать и правда стоило — от одних только мыслей о еде в его желудке предательски заурчало, и присевший рядом Тайшо добродушно пошутил на эту тему. Рюга предсказуемо достал свои любимые умэбоши, и в этот раз на эту тему высказался уже Наоки, который был явно разочарован скудностью рациона приятеля. Вместо этого он сунулся в бэнто Насу, получил крышкой по голове и обиженно отполз в сторону, чтобы приступить к собственным запасам. У Уки с собой было, как всегда, натто, но почему-то сейчас размешивать его не хотелось, и он ограничился парой сэндвичей, которые ему положила с собой мама.

— Наоки-кун, а нам ещё долго идти? – спросил Иссей с набитым ртом, и это прозвучало настолько очаровательно, что они почти хором прыснули. Наоки, задумчиво жуя собственный сэндвич, пожал плечами, а потом, закатив глаза полез в сумку за телефоном.

— Да не очень. Нам ещё час по этому лесу идти, а потом выйдем к холму, спустимся с него к самой реке и там разобьём лагерь. Разведём костёр, половим рыбу, может, искупаемся даже. Кстати, я захватил с собой мячик, можем даже поиграть во что-нибудь.

— О, отличная идея, — оживился Тайшо. — Нас шестеро, поделимся по трое в команде и устроим турнир.

— Это будет весело, — согласился Насу и зачем-то посмотрел на Укишо в упор. Тот прямо-таки почувствовал, как его губы сами собой поджимаются. — А проигравшей команде наказание придумаем. Например, тащить рюкзаки победителей на обратном пути.

— Юху, мне нравится! — как всегда громко выразил своё восхищение Рюга, а Иссей только лишь улыбнулся, кивая. Они провели на привале ещё минут двадцать, бурно обсуждая предстоящие развлечения, и наверное сидели бы ещё дольше, не взгляни Тайшо на часы.

В лесу было красиво, но у реки оказалось ещё красивей. Весело журачащая вода казалась прозрачной, песчаный берег был усыпан крупными валунами, а совсем недалеко от спуска обнаружилась лужайка, прекрасно подходящая для лагеря. Оставив Наоки и Тайшо разбираться с палаткой Иссея (казалось, что Иссей разберётся с ней первым, но это были уже детали), Укишо оставил вещи и поспешил спуститься к реке. Он снял кеды, наслаждаясь ощущением тёплого песка под ногами, и успел только подойти к воде, как на него буквально сверзлось что-то кричащее и тяжёлое, весьма напоминавшее радостного Рюгу. Он навалился на плечи Уки так внезапно и так сильно, что тот опасно покачнулся и наверняка свалился бы в воду. Но за руку Укишо ухватилась чья-то подозрительно знакомая рука и дёрнула назад, заставив удержаться.

— Рюга, прекрати так нападать на людей, — рассмеялся Насу, глядя на растянувшегося на песке с недовольной миной приятеля. — Если бы ты уронил Хидаку в воду, это мог бы стать твой последний час.

Руку Укишо он всё ещё не выпустил, и это прикосновение вызывало смешанные эмоции. С одной стороны, Укишо это было приятно — знакомая гладкая и тёплая ладонь, сжавшая его собственную, вселяла какую-то странную уверенность, надёжность. Словно Насу таким образом говорил: «Не переживай ни о чём, я всегда буду рядом, что бы ни случилось». С другой… Укишо ведь всё ещё обижался, разве нет? И в поезде они фактически поссорились. Так почему же…

— Не то чтобы я нуждался в твоей помощи… — протянул Укишо наконец, но всё же не нашёл в себе сил оттолкнуть, разомкнуть это рукопожатие. Насу усмехнулся, глядя на него в упор, а потом легко потянул на себя. Укишо послушно сделал шаг навстречу, настороженно ожидая, что же будет дальше…

— Эй, а мне кто-нибудь поможет подняться? — подал голос Рюга, всё ещё валяющийся на песке, и Укишо досадливо прикусил губу. Момент был явно потерян, и Насу тоже наверняка понимал это, потому что отпустил наконец его руку. Конечно, мрачно подумал Укишо, тут же отворачиваясь, Рюга же для него куда более важный друг, чем я…

Он стянул футболку через голову и бросил её на песок, а потом туда же отправились и джинсы. Вода казалась тёплой, и если для того, чтобы избавиться наконец от этих двоих, то и дело преследовавших его, необходимо уплыть, то именно это он и сделает.

Но, разумеется, надеяться на это не стоило.

— Хэй, Укишо, это нечестно, что ты первым в реку полез! — немедленно возмутился Рюга, и пошло-поехало.

Они плескались, плавали и наслаждались вовсю, брызгаясь и пытаясь затащить друг друга под воду. Особое удовольствие Укишо получил, когда подплыл под водой к ничего не подозревающему Насу и резко утянул его вниз. Изумление на его лице почти стоило той неприятной сцены в поезде, но смеялись они в итоге вместе, вдвоём. Так звонко, словно ничего между ними и не случалось.

— Пока мы тут всё обустраивали, вы веселились, — обвиняюще ткнул Укишо прямо в лоб Наоки, когда они трое, мокрые и смеющиеся, наконец-то вернулись к остальным. Тот только пожал плечами и потянулся к рюкзаку за полотенцем и сменной одеждой. Насу подошёл к Тайшо, который пытался развести костёр, а Рюга ушёл восхищаться палаткой, около которой стоял с сияющим и крайне торжествующим видом Иссей (что вновь навело на мысль, что от Наоки вообще-то толку не было).

— Вода очень тёплая, вам точно следует искупаться, — произнёс Насу с улыбкой. — И, кажется, кто-то говорил о рыбной ловле…

— Да, ловить рыбу и плавать тут же — это недопустимо, — заявил Наоки с важным видом, и все в ответ засмеялись.

Остаток дня пролетел так быстро, что Укишо казалось, будто он моргнул — и уже вечер. Они выкупались вдоволь, прикончили практически все запасы еды и сыграли в пляжный футбол. Команды они выбирали через джанкен, и Укишо оказался вместе с Наоки и Иссеем. Насу был вратарём, и Укишо быстро обнаружил, что ему слишком уж нравится забивать мячи в импровизированные «ворота» соперника. В итоге они выиграли, несмотря на все старания Рюги, и после этого всем пришлось выслушивать хвастливые комментарии Наоки по поводу «кое-чьей неорганизованности и слабой сплочённости».

В конце концов, Рюга заткнул Наоки рот в прямом смысле — яблоком из собственных запасов, и можно было наконец-то вздохнуть свободно.

Но даже когда все ушли спать, Укишо остался — сидеть у затухающего костра и смотреть на звёзды.

Спать ему не хотелось — отголоски приятно проведённого дня всё ещё не отпускали, да и хотелось просто не торопясь, в тишине, насладиться здешней природой, свежим воздухом, сине-чёрной гладью неба и запахом журчащей речной воды. Он надеялся, правда надеялся, на то, что все остальные уже спят и никто ему не помешает. Он правда не ждал Насу…

— Я немного испугался, когда проснулся, а тебя нет в палатке, — он присел рядом, обнял колени и тоже поднял лицо вверх, к небу. — Никогда бы не подумал, что Хидаку может мучить бессонница.

— А я и не говорил, что это она, — пожал плечами Укишо. — Но вообще, здесь звёзды красивые, почти как в Аичи. Иногда я скучаю по тем временам, когда жил там. А почему не спится тебе? У тебя тоже с этим вроде бы не было проблем.

— Не знаю… — Насу помолчал несколько секунд, а потом внезапно коротко рассмеялся. — Но вообще, мне грустно из-за того, что очень важный для меня человек на меня обижен.

Вот оно, промелькнуло в голове Укишо, но он так и не решился повернуться. Почему-то смотреть в лицо Насу сейчас было страшно.

— Я знаю, что ты из-за того дня, и я… — ещё одна пауза, и Укишо точно знал, что Насу только что облизнул губы. — Мне правда жаль. Мы оба так сильно ждали этого, а я повёл себя как последний идиот. Ты имеешь полное право обижаться, но всё же… может, простишь меня? Мне тогда реально худо пришлось. Желудок прихватило очень сильно, и… ну… мне до сих пор стыдно говорить об этом. Дурацкая же причина потому что.

— Конечно дурацкая, — фыркнув, Укишо сильнее обхватил колени руками. Почему-то внезапно стало жарко. — И ты раньше сказать не мог? Наверняка просто снова своего любимого языка объелся…

Он повернулся, он реально практически повернулся, когда губы Насу внезапно прижались к его собственным. Это было так странно — тёплое, терпкое ощущение, чуточку влажное, чуточку щекотное… но в тот момент Укишо казалось, что с ним ещё не случалось ничего приятнее.

— Это… может быть, это сойдёт за полноценные извинения? — пробормотал Насу, когда отстранился, и Укишо только лишь глаза закатил. Его щёки пылали, он прекрасно знал это, и надеялся лишь на то, что в полутьме Насу не разглядит этого.

— И ты так перед всеми извиняешься? — проворчал он. — Перед Рюгой тоже стал бы?

Смех Насу был чуточку нервным.

— Даже не думал. Таких «извинений» мне только с Хидакой хочется.

«Самое дурацкое признание из всех возможных, — подумал Укишо, — Но почему-то Насу оно подходит».

И в этот раз поцеловал сам.

Всё же этот день был действительно отличным… зато на следующий день всё началось.

Укишо проспал — потому, что они полночи просидели вдвоём с Насу, вполголоса беседуя о всяких глупостях и, чего уж там скрывать, продолжая обмениваться короткими неумелыми поцелуями. Думать о том, к чему это приведёт в дальнейшем, пока что не хотелось. Но к тому времени, как Тайшо буквально вытащил его сонного из палатки, все уже были готовы и собраны, а самого Укишо дожидалась аппетитно поджаренная рыба.

— Гордись — я поймал её специально для тебя, — гордо заявил Наоки, но Укишо был слишком сонным, чтобы подразнить его в ответ. Тем более, что рыба и правда вкусной оказалась, он даже с удовольствием облизал пальцы (и пихнул локтем Рюгу, который попытался было откусить кусочек).

Насу вёл себя как обычно, но теперь Укишо и не думал на него обижаться. Они собирали вещи вместе, и Насу прятал улыбку, когда Укишо заговорщическим шёпотом рассказывал ему, как бы он подшутил над Рюгой или Наоки, а то и над Тайшо. На сердце у Укишо теперь наконец-то было легко и радостно, настолько, что он даже не сразу заметил, не сразу понял: что-то не так.

— Хм, а где Иссей? — удивился первым Рюга. Наоки, заливавший речной водой из ведра тлеющие и дымящиеся угли от костра, только плечами пожал; Тайшо, раскладывающий мусор по пакетам, обеспокоенно огляделся. И только Укишо с Насу, переглянувшись, поняли друг друга без слов.

— Чего сидите-то, искать идти надо! — прикрикнул на остальных Укишо и сам же побежал первым, совершенно наугад.

Они облазили весь берег, выкликая Иссея, потом залезли на холм, а потом, по осторожному предположению Насу, углубились в лес, из которого накануне вышли. И, наверное, пропустили бы, не заметь Наоки знакомое розовое пятно в…

— Иссей! — испуганно выпалили они в голос и тут же бросились к нему. Мальчик лежал на самом краю обрыва, уцепившись за камень — одно неосторожное движение, и он полетел бы в воду с приличной высоты. На одном его колене виднелась ссадина, а вторая нога была как-то неестественно вывернута. И, судя по тому, как поморщился Иссей, приподнимаясь им навстречу, у него явно всё болело.

— Я так… я так рад, что вы пришли, — почти прошептал он севшим голосом. Укишо с внезапным отчаянием подумал, что, должно быть, Иссей звал на помощь, даже зная, что с такого расстояния его ни за что не услышат. — Простите, что так вышло, я просто обронил одну важную для меня вещь и решил, что смогу поискать её один, не беспокоя вас. В итоге слишком смотрел под ноги и наткнулся на дерево, упал, скатился по склону и… вот.

Он снова поморщился и вздрогнул, ухватившись за протянутую руку Рюги.

— Кажется, я не могу встать, — сообщил Иссей наконец после нескольких бесплодных попыток и шмыгнул носом так, словно был готов вот-вот расплакаться. — Я не…

— Ничего не говори, — перебил его Укишо и постарался говорить как можно мягче. — Мы донесём тебя. Теперь уже поздно разбираться, почему так вышло. Мы просто должны как можно скорее доставить тебя к врачу.

Он подставил свою собственную спину и храбро улыбнулся Иссею, который обхватил его за шею. Мальчик был не особенно тяжёлым, поэтому Укишо не сомневался в том, что донесёт его до лагеря как минимум. А там они решат, что делать дальше.

Но дальше их ждал очередной неприятный сюрприз.

— Тут связи нет… — испуганно выпалил Наоки, когда достал телефон и попытался открыть карту в поисках кратчайшего маршрута к станции. — Вообще нисколько нету!

Укишо нахмурился, Тайшо и Рюга полезли за собственными телефонами, и только Насу, обрабатывающий ссадину на колене Иссея, никак не отреагировал на эту новость.

— И правда нет, — пробормотал Тайшо и обеспокоенно посмотрел на Иссея. — Мы даже не можем позвонить его родным и попросить вызвать доктора на дом.

— И мы дороги не знаем! — вскрикнул Наоки, вскакивая на ноги. Он всегда был таким — когда нервничал, просто не мог усидеть на одном месте. — Даже обратным путём вернуться не можем — я уже не помню, где какой поворот, а лес большой, и… Блин, ну почему? Я не ожидал, что такое может случиться!

— А стоило бы, — подал голос Насу и покосился на расхаживающего туда-сюда Наоки. — В таких случаях лучше иметь при себе бумажную карту.

— Говорил же я, что не стоило на тебя надеяться… — начал было Укишо, но потом передумал и замолчал.

Они так ничего и не придумали в течение следующей пары часов. А потом внезапно ниоткуда подкралась гроза, сильная и непривычно страшная для них, привыкших к контролируемому городскому климату детей. Гремел гром, сверкали молнии, дождь лил как из ведра, а всё, что они могли сделать — это забиться в палатку, дрожа от холода и растерянности.

Они закутали Иссея во всё, что только могли, и вскоре мальчик уснул, непривычно бледный и явно держащийся из последних сил, чтобы не расплакаться от боли. Рюга жался к хмурому Наоки, Тайшо выглядел задумавшимся, а Насу сел рядом с Укишо и, незаметно от остальных, сжал его руку.

— Спасибо, — одними губами прошептал Укишо в ответ, и он действительно был благодарен. За пределами палатки лил дождь, из-за которого они не могли даже развести костёр. У них практически не осталось еды. Один из них ранен и не может идти сам. У них не ловит связь, и они не знают дороги назад. Стоило ли говорить о том, что его плохие предчувствия подтвердились?

Но даже так, Укишо знал, что они все непременно выберутся. И поэтому он сжал руку Насу в ответ, надеясь, что тот поймёт.

Кто знает, может, на самом деле они отправились в поход именно ради этого?

Передаю неведомый враг Йоки

@темы: Юнит: Tokyo BShounen, Тур: 2, Рейтинг: PG-13, Размер: миди, Команда "А", Категория: слэш, Категория: джен, Автор: +Nea+

   

Shiritori

главная